4.04.2017
Relax / Рассказы

Обращение к мужу

Все пройдет. И это тоже…


Колонка из выпуска №21, 2012 г


Ну, вот опять я становлюсь «стервой подлючей», а ты «козлом безрогим, к дивану приклеенным». Мы ссоримся, и с наших губ срываются еще более грубые и незаслуженные слова-обвинения. А помнишь, как все красиво начиналось! Шесть лет назад. В торговом центре, в отделе игрушек. Ты был охранником, а я кокетливой покупательницей. Наши взгляды встретились и все присутствующие поняли, что это любовь с первого взгляда. Девушка-блондинка любезно уступила тебе на пятнадцать минут свою должность продавца-консультанта. Самые волшебные пятнадцать минут за всю мою тогда еще прожитую жизнь. Ты был любезен и вежливо помогал мне выбирать подарок на свадьбу другу. А потом мы потеряли друг друга из виду на два месяца. Ни имен, ни телефонов. Я просто знала, что мужчина моей мечты – это не Бред Питт с идеальным телосложением, правильными чертами лица и зелеными глазами, а ты – смуглый, белозубый, черноволосый, в черной рубашке и черных брюках как сама ночь. Ты как магнит – притягивал взгляд, и уже просто невозможно было оторваться, пока подруга не вытянула за рукав из магазина. И ни имени, ни телефона…


А через два месяца мы случайно встретились в ночном клубе. И как самый лучший подарок судьбы на твое двадцатилетие – я с именем и номером телефона, чтобы больше никогда не потеряться из виду. Помню, как ты перешептывался с друзьями, поглядывал на меня, а они подталкивали тебя ко мне на танцполе. Мои девчонки, наоборот, старались нас оттеснить друг от друга. Они-то ведь не знали, что мы уже знакомы, и ты будешь провожать из клуба меня – не самую красивую, не самую смелую… Ты им тоже приглянулся. Я и не говорила о том, что ты мне нравишься. То ли от стеснения, то ли от того, что не верю в женскую дружбу и держу свои сокровенные тайны при себе. Наверное, поэтому у меня больше настоящих друзей, чем подруг. Есть приятельницы для «посидеть в кафе после работы» или «просто поболтать».


Я слышала, как ты с волнением рассказывал брату, что в первый же день знакомства получил от меня пощечину за то, что пытался поцеловать, говорил, как был влюблен. А сегодня я вдруг «карга старая» и «вернулся домой не ко мне, а только из-за сына». В этот момент я спрашиваю себя, что с нами стало? Где этот восторг от встречи? Почему после ссоры ты хлопаешь дверью, а я боюсь твоего прихода домой и с облегчением вздыхаю, когда сообщаешь по телефону, что уехал в деревню к маме? Я же знаю, что там тебя заботит вовсе не мама, а компания с бутылями водки в забегаловке…


Опять украдкой роняю слезы. Вспоминаю нашу первую ссору. Тогда ведь была сущая мелочь: я долго не открывала дверь. А ты сорвался, и этого хватило мне на весь день, чтобы рыдать без остановки. Сейчас вспомню как я прекратила плакать и перестану… Тогда мой друг рассказывал историю про волшебное кольцо. Вспоминаю: «В одном царстве жил-был царь… Как же его звали-то? Как же?... Не в этом суть. Надо вспомнить спокойствие, которое родилось во мне с этой историей…». Вспоминаю обстановку: наша монтажная, Дима в огромном кресле. Обычно он никогда не отрывался от монитора и рассказывал все интересное в процессе работы. Но не в этот раз. Тогда он сказал, что у царя этого было волшебное кольцо. Когда ему было грустно, он смотрел на кольцо и начинал смеяться, а когда было весело, смотрел и начинал плакать. А волшебство заключалось в словах, которые были написаны на кольце: все пройдет, и это тоже… Это тоже пройдет.


Бывали и похуже ситуации. Это ведь не конец света. Жизнь продолжается. Сын обнимает за колени. Я наклоняюсь, а он целует меня прямо в нос, как я его, когда он упадет и прибегает ко мне пожаловаться. Такие одинаковые, но разные.


Заметь, мы редко ссоримся. Но каждая ссора напоминает конец света, сопровождается собиранием вещей и хлопаньем двери. Обидные слова летят в ту и другую сторону. Для ссоры обязательны минимум двое участников. И когда один из нас ликвидируется, чтобы «поостыть», буря моментально стихает. Но остается неприятный осадок от сказанного. Не знаю, какие чувства испытываешь ты, а я сожалею о том, что позволила себе сорваться на крик и обругала тебя незаслуженными словами. Как бы мне хотелось знать, что и ты испытываешь то же самое! Как бы мне хотелось на один день поменяться с тобой ролями: ходить по ресторанам и кафе, запихивать дорогущий алкоголь и переживать, что мало продала, что в конце месяца получу маленькую зарплату и не смогу прокормить семью. Как бы я хотела, чтобы ты одну ночь подежурил у кроватки, а утром не выспавшийся стоял у плиты, попутно наводя порядок в доме, уговаривал сына одеться на прогулку, потому что надо оплатить счета за квартиру или сходить в магазин. А когда он уснет, ты бы смог заняться более сложными делами, которые не терпят участия ребенка: постирать или погладить одежду, сделать блинчики, чтобы вечером вся семья могла собраться за столом с удовольствием. А ночью бы опять подежурил у кроватки и понял, что моя задача не легче твоей.


Мы оба думаем, что выполняем сложные миссии. Но не хотим признавать, что наши задачи не сложнее, чем задачи других. Мы взрываемся и не можем остановиться, осыпая друг друга претензиями. Доводим ситуацию до пика: собираем вещи, а потом просим прощения. И начинается время «почему».


– Ну почему ты не остановил меня еще тогда, когда я сказала тебе, что не хочу больше тебя видеть? Почему тогда наговорил гадостей и ушел?


– Я думал, ты остынешь к вечеру и забудешь. Прихожу, а ты уже мои вещи собрала и в коридор выставила.


– Но ведь и скандала можно было избежать, если бы на простой вопрос ты ответил не ругательствами, а человеческим языком. Почему ты нагрубил?


– Мне показалось, что ты не поймешь по-нормальному. Вот я и взбесился…, а зачем ты дубленку-то швыряешь? Я же ее тебе купил, чтобы носила.


– Подумала, что ты хотел ею меня подкупить, чтобы за ту ссору я тебя простила…


– Если кого-то так пытаются заткнуть, это не значит, что я тоже из таких побуждений тебя одеваю. Сама подумай, ты уже три года в старой шубе перешитой ходишь, которой уже больше двадцати лет. Я думал, ты обрадуешься…


За долгим выяснением мелочей ты изрек гениальную мысль:


– Ну, надо же! Такие абсолютно одинаковые вещи, а мы думаем совершенно по-разному.


Да, так оно и есть. Женский и мужской мозг может быть и одинаковой консистенции, но работают по-разному. Поэтому не лишне спрашивать друг у друга мнение и сообщать о своей точке зрения. Спасибо за то, что слушаешь и объясняешь.
Где бы «женоведению» поучиться?


Почему мы ругаемся? Я не раз слышала твое: «Знаешь, семейная жизнь не для меня». А мои бесчисленные: «Лучше уж одной, чем с таким как ты!»… Мы не стараемся заделать трещины в наших отношениях, а рубим с плеча. Потому что нас всегда учили быть хорошими братьями, сестрами, сыновьями и дочерьми. Например, дома и в школе меня всегда учили, как приготовить суп, салат, пришить пуговицу, вышивать крестиком. В колледже меня учили, как учить детей и понимать их. Учили, учили, учили… Так прошла большая часть жизни. Я училась быть домохозяйкой, учителем, мамой, но только не женой. А как сейчас мне этого урока не хватает! Тебе, наверное, тоже, только еще не осознал этого. Забить гвоздь, сколотить табуретку, как включить на компьютере игру, как заработать деньги – все это «мужиковедение», а тонкости поведения мужчины – мужа: как вести себя с женой и не забыть, что она в первую очередь женщина, а потом домохозяйка, мама и прочее, этому сейчас не учат.


Временами кажется, что я прогуляла самый нужный мне предмет и теперь вся моя жизнь рушится. Важнее всего отношения с мужем. Дети берут пример поведения с нас и несут его в общество. На работе тоже не клеится, если в семье разлад, потому что мысли остаются дома. Тупиковая ситуация, которой казалось бы нет конца!... Но вспоминаю про волшебное кольцо и понимаю, что все проходит, и это досадное чувство тоже пройдет. Надо лишь больше терпения и если возникает тупик, то нас спасет время «почему». Давай забудем о разводе. Давай вообще забудем, что есть такое слово и будем постигать науки «женоведения» и «мужеведения» вместе.


Читайте также историю: "Спасибо за правду"

Автор: Гульмира Цой