12.04.2017
Life / Психология

​Исповедь лудомана

Однажды в моей постели поселился удлинитель, самый обычный, трёхметровый. Батарейка на моём телефоне постоянно садилась, а мне ну просто «необходимо» было быть на связи и… кормить виртуальных коров. Примерно на четвёртую ночь я опомнилась и, наконец, задумалась. Как так получилось, что я заболела одной из самых опасных болезней нашего века – лудоманией (гемблингом, в простонародье – игровой зависимостью)?


(История основана на реальных событиях)


Игра длиной в три месяца


Декретный отпуск встретил меня не только пелёнками и обычными проблемами мамочки, но и массой времени, в которое ещё хотелось что-то сделать, но сил больше уже не оставалось. Чадо категорически отказывалось спать без мамы: интуитивно чувствуя, когда меня рядом нет, малыш просыпался, и тогда «всем было мало места», особенно по ночам, когда я привыкла спокойно работать с текстами. Соответственно, в моих сутках появилось время, в которое я могла либо читать, либо в наушниках смотреть фильмы или слушать музыку, либо играть в игры на смартфоне. Чтение надоело примерно через год. В тихие два часа хотелось отдыхать не только физически, но и интеллектуально, поскольку днём, благодаря домашним нянькам, мне ещё удавалось нагрузить мозг чтением и поработать со статьями.


Поначалу я ограничивалась карточными пасьянсами и несложными играми, которые имели свой временной порог игры и быстро надоедали. Пройдя два-три тура, я начинала зевать и выходила из игры. Шло время, эти развлечения мне наскучили, а индустрия мобильных игр уже нетерпеливо притоптывала ножкой, ожидая меня в своих крепких объятиях. И в один из дождливых скучных дней я зашла в Play Market и скачала одну игру, потом вторую… Мой выбор остановился на (назовём её так) «Супер Ферме», в которую до меня успело поиграть больше миллиона пользователей. Отзывы были в основном положительные, так что я в предвкушении запустила игру…


И ужаснулась. Спустя двое суток. Создатели игры сделали всё возможное, чтобы игроки жили в ней сутками. Из плюсов – великолепная графика, с юмором, отсутствие багов. Из минусов – производительность некоторых продуктов уже в самом начале доходила до полутора часов, таким образом, мне приходилось постоянно заходить в игру, чтобы проверить, не готов ли мой сыр или не созрела ли кукуруза. Дальше – больше: с каждым новым уровнем мне предлагалось купить то молочный завод, без которого моя ферма загнётся, то начать выращивать сахарный тростник, без которого не видать мне печенья… Разозлившись, я удалила игру на вторые бессонные сутки. Правду сказать, тогда я немножко испугалась, ведь игра поглотила меня целиком, по самую макушку. Но, вернувшись к привычным, не вызывающим зависимости играм, я поняла, насколько они пресные и предсказуемые. А мне в моём ежедневно предсказуемом быту хотелось чего-то особенного. Через несколько месяцев я снова установила «Супер Ферму» и с тех пор не удаляла, решив, что, как только дойду до сотого уровня, заброшу, потому что, скорее всего, к тому времени игра мне точно надоест. На этом успокоилась и погрузилась в процесс. Создатели всё подкидывали и подкидывали мне новые задачи, которые хотелось решать: накопить на плавильню для слитков, потом на ювелирный заводик, потом на медогонку… Но самым захватывающим моё время оказалось даже не гонка за новым уровнем или суммой монет – на двадцатом уровне я вступила в Соседство. Теперь я могла общаться с такими же, как я, виртуальными фермерами, а в награду за коллективную работу создатели игры предложили мне поучаствовать в захватывающих (время и внимание) в Скачках. Это такие соревнования между соседствами: в течение всей недели каждый фермер выполняет несколько заданий по выращиванию или производству на своей ферме и тем самым приносит очки своей команде. Теперь я должна была не только думать о себе, но и помогать другим, тратить время и терпение на то, чтобы произвести, например, браслет (затрата времени – сутки) и продать его по низкой цене («Мы же команда!») ленивому участнику-шантажисту («Я же для нас баллы зарабатываю!»), который полдня занимался личным делами и выпадал в игру на час-два, чтобы отметиться. Психология общения среди игроков – вообще отдельная занимательная тема для беседы, но, я так решила, что об этом как-нибудь в другой раз.


Выполнение одного задания почти никогда не ограничивалось часом. Обычно приходилось в течение дня следить за виртуальной брюквой либо ждать, когда созреет новая приманка для рыбы, которую надо наловить в сумме ста килограммов. Ближе к концу скачек, чтобы мы не заскучали и не бросили игру, создатели устраивали особые события с дополнительными заданиями, в которые можно было заработать двойные монеты, улучшить уровень и так далее…


В общем, паутина мне попалась основательная, как и миллиону других игроманов. Кто-то из них за реальные деньги покупал бонусы для игры, пополняя зарплатный кошелёк создателей. Был момент, когда моё терпение лопнуло, и я чуть было не потратила часть своего скудного декретного бюджета на виртуальные алмазы, остановило лишь то, что у меня просто не оказалось нужной банковской карты. Опомнившись, я больше не предпринимала затратных попыток, решив, что с меня и моего драгоценного времени хватит. Пусть создатели «Супер Фермы» утешаются тем, что приобрели раба, пусть и безденежного.


Сейчас я нахожусь на 62-м уровне, так что до запланированного сотого осталось не так уж и много, учитывая то, что теперь-то я знаю секреты игры, которые, к сожалению, в самом начале помогли бы мне сэкономить время и продлить ночной сон.


Итак, пока я не дошла до уровня, на котором (предположительно) мне бы надоела игра. Зато я достигла того уровня социального «дзена», о котором мечтала год назад: забросила социальные сети, многочисленные форумы и знакомых по общим интересам. Ну что ж, нет худа без добра, решила я, пусть отдохнут там от меня, а я от них. И с удвоенным рвением принялась сажать виртуальную брюкву.





Три года назад


Ко мне в не совсем удобное для меня время подошла незнакомая женщина (ей подруга меня посоветовала) и попросила проконсультировать, так как она «уже не знает, что сделать с сыном, то ли отправить его лечиться, то ли начать лечиться самой». Я пригласила в кабинет женщину и её проблемного сына-пятиклассника, предупредив, что у меня мало времени для длительной беседы.


Гостья пожаловалась: сын стал прогуливать занятия ради компьютерных игр, зависая там сутками и тратя выделенные карманные деньги на «стрелялки-пулялки». Мать испробовала все методы спасения, какие обычно первыми приходят в голову: сначала ругала, потом наказывала, как могла, отводила за руку в школу, приводила на воспитательную беседу с завучами, пугала исключением со школы, грозила, что выгонит из дома – и, судя по тому, что проблема оставалась нерешенной, ничего не помогло. Сын продолжал играть в «этот проклятый компьютер», пока «мать надрывалась на работе».


Первое правило в данной ситуации – установить степень увлечения. Психологи утверждают, что если человек не в состоянии описать подробно процесс игры, то, скорее всего, речь идёт о зависимости, равной алкогольной. Как говорил Портос: «Дерусь, потому что дерусь». Если же зависимость имеет сознательный характер, то игрок сможет подробно описать процесс, что нравится в игре, что не нравится.


Я поинтересовалась подробностями, и лудоман-пятиклассник охотно (даже заулыбался) начал рассказывать о плюсах игры. Пока мать – с недоверием к моему «живому» интересу к играм – слушала наш диалог, мы успели поделиться информацией о последних новинках в сфере компьютерных игр и прочих «наворотах». Не сомневаюсь: мамочка ждала, что я начну стращать непутёвое чадо, обещать ему в будущем отсохшие от клавиатуры руки, жуткий сколиоз и прочее, как это любят делать взрослые. Но я же пыталась найти отправную точку в проблеме и, кажется, нашла – уловила еле скрытое раздражение при упоминании одноклассников и потянула за эту ниточку.


Моё наблюдение меня не обмануло: всё началось в школе. Мальчик почему-то всегда был изгоем в классе, знаете, как это бывает: не так одет, пахнет плохо, учится хуже всех прочих или просто тихоня. Начались конфликты, из-за которых не хотелось идти в школу, а чтобы скоротать время, однажды зашёл в компьютерный клуб и провёл там несколько часов за игрой. Играть было не в пример приятнее и легче, чем сидеть на уроках и испытывать гнев, обиду, чувство вины в кругу одноклассников и учительницы, которая своим презрительным отношением подливала масла в огонь.


Как может ребёнок решить не решаемую для него проблему? Конечно, уйти от неё. Что, собственно, пятиклассник и сделал. За год работы школьным детским психологом я видела несколько подобных случаев. Бывало так, что родители приходили за помощью: пропал ребёнок, а где его искать, не знали. На совет поискать в компьютерных клубах сначала фыркали, потом от безнадёжности всё-таки шли искать и позже звонили: «Нашёлся!» Был случай, когда в благополучной семье, в которой старшие дети учились на «отлично», младший вдруг стал сбегать с уроков и учиться спустя рукава. И это при всём том, что папа, в прошлом профессиональный электрик, вдруг решил стать ревностным муллой и повести свою семью к благочестию. Иронизирую, конечно, потому что за верой отец спрятал себя от детей, установив запреты на их потребности: раз дома теперь нельзя было играть в компьютер, младший сын увлекся клубным, а там выбор поразнообразнее был, и дальше пошло по накатанной колее…


В случае с мальчиком-пятиклассником, оказалось, что мать была в курсе школьного конфликта и попыталась разобраться с одноклассниками, но это только ухудшило ситуацию: сын не только остался в прежней категории «лузеров», но и издевательства стали более частыми.


Что могла сделать в этой ситуации я? Только порекомендовать для начала сменить школу и вернуть домой компьютер, чтобы видеть своего ребёнка дома и контролировать продолжительность игры. Зачем сменить школу? Практика показала, что в особых случаях смена обстановки – уже само по себе решение конфликта: троечники часто учатся в вузах лучше отличников-выпускников, да и была парочка знакомых «неудачников» и прогульщиков, которые в новой школе превратились в «хорошистов» и просто уверенных в себе молодых людей.


Эту историю я вспомнила, когда попыталась разобраться в себе: что со мной случилось, зависла ли я в игре просто от безделья, или же были причины куда более серьёзные.



Болезнь под номером F 63.0


В Интернете основную информацию по гемблингу (лудомании, игромании – «Патологическая склонность к азартным играм F 63.0 по МКБ-10. Заключается в частых повторных эпизодах участия в азартных играх, что доминируется в жизни субъекта и ведёт к снижению социальных, профессиональных, материальных и семейных ценностей») можно узнать на сайте www.ludoman.info и там же пройти тест-опросник на зависимость или получить рекомендации о том, как вести себя с родственниками-лудоманами и что можно сделать для снижения интереса к игре. Правду сказать, в моём случае, этот сайт немного помог разобраться в первопричинах зависимости.


Итак. Я сразу отбросила в сторону следующие факторы: неправильное воспитание в семье, вещизм, фиксированное внимание на финансовых возможностях, зависть к более богатым родственникам и знакомым, убеждение, что все проблемы можно решить с помощью денег, принадлежность к этническому меньшинству и отсутствие семейного статуса – ничего такого у себя не обнаружила. Пункты «участие в играх родителей, знакомых» и «стремление к игре с детства» поначалу тоже пренебрежительно отодвинула, а потом вспомнила! Сколько их было, вечеров, когда собирались родственники, и обязательно на стол выкладывался мешочек с бочонками, перед каждым участником – по три карты с цифрами, и начиналась весёлая перекличка бочонков: «Барабанные палочки! (11) Богатыри! (33) Как свиньи спят! (69)…» Мне часто везло, и я в конце под одобрительные взгляды гордых родственников, мол, добытчица растёт, сгребала горсть монет, мой выигрыш. Можно сказать, с игрой в лото прошло моё детство.


Стоп, стоп! Но я же ведь не играла сегодня на реальные деньги? Не проиграла в казино машину и дом, как это сделал муж моей коллеги. Для меня игра в казино всегда была признаком безумия, ибо кровно заработанные деньги можно потратить куда более приятным и полезным образом. Так что, наверное, со мной не так всё было плохо. Разве что заложенное поощрение за участие в азартной игре выстрелило спустя три десятка лет. Вспомнился мой первый компьютер и первая игра «Не верь в худо». Талантливая пластилиновая графика, юмор, невероятные головоломки тогда, пятнадцать лет назад, усадили меня на неделю за монитор. Пока не прошла – не успокоилась. А потом просто наигралась и больше не возвращалась. Некогда стало. Появились новые интересы, работа, жизнь стала насыщенной и без компьютерных игр…


Мысль моя на этом застопорилась, и я всё поняла. Спросила себя: «А что не так было со мной за последние год-два? Могу и хочу ли я снова променять «Супер Ферму» на социальные сети и прежний круг знакомых?» Внутренний ответ был дан, хотя и не сразу. И мне захотелось плакать, будто я вдруг превратилась в маленького обиженного ребёнка.


Не рождение малыша, пресловутая послеродовая депрессия, отсутствие стабильного заработка и в раз отощавший семейный бюджет стали причиной. Я была счастлива и чувствую себя счастливой рядом с начинающим проявлять характер сыном, не упрекая его в своей усталости и вынужденной временами бессоннице; меня не свербит потребность съездить на Бали или просто сходить в ресторан, развеяться; мне не нужны миллионы на расслабляющий шопинг и часы у стилистов. Дело было в другом.


У нас есть свои персональные потребности, реализацией которых мы заняты всю свою жизнь. Как говорится, «Гони природу в дверь, она впорхнёт в окно»: даже если вы будете готовы отказаться от этих потребностей в пользу других, недостаток первых рано или поздно скажется. Однажды я думала, что отказ от, например, литературной деятельности ради долгожданного малыша будет компенсирован семейным счастьем. Этого не случилось. Я исполнила свою мечту и издала собственную книгу, причём объективно хорошую и необычную. Но не получила признания у тех людей, чьё мнение мне было так же важно. «Название странное», «некогда читать», «а, прости, мы всё забываем…», «ой, я уже и не помню, что там…» – фразы родственников и коллег, которые постепенно убивали во мне веру в то, что меня ценят и любят. Лживость книгоиздателя, предложившего издать вторую книгу, а через несколько месяцев намекнувшего, что ему хочется поживиться на мой счёт, – утрата веры в удачу. А то, что я получала (комплименты, одобрение и прочее) мне показалось недостаточным, слишком малым в сравнении с минусами. И даже в плюсах я начала подозревать подвох, как это обычно бывает у людей с заниженной самооценкой.


В социальных сетях, по моим наблюдениям, большинство знакомых было слишком занято собственной внешностью, делая бесконечные селфи, и перепостами ну «очень интересных» цитат неизвестно какого происхождения, что в одночасье соцсеть показалась мне ярмаркой тщеславия, где от меня требовались лайки, комплименты, поздравления ко дню рождения знакомых, их детей, родственников близких и дальних. Удалять неинтересных френдов со временем я просто устала, и проще оказалось уйти в своё уютное личное пространство интроверта.


Обиды, разочарование, неверие в свои возможности и непризнание важными для меня людьми – в итоге этот камень потянул меня на дно желанного одиночества. Как и того мальчика-пятиклассника, начавшего находить особенное удовольствие в компьютерной игре.


Два года назад из моего поля зрения исчезла знакомая художница, талантливый иллюстратор и прозаик. Обещала нарисовать несколько иллюстраций к сборнику, но так и не выполнила обещанное. Недавно я узнала от дочери художницы, что та, как и я, сажает «виртуальную брюкву», только в «Одноклассниках». Вся семья оказалась заложником нового увлечения. Если бабушка не успевает (а занята играми и общением почти круглосуточно), то просит внука ответить за неё в чате или посадить всё ту же «морковку». Психологи советуют в таких случаях не идти на поводу у лудомана. Как обладатель F 63.0 диагноза, я бы, наверное, испытала стресс, вздумай супруг выкинуть удлинитель на мусорку или разбить телефон. Этого не произошло, наверное, только потому, что я по-прежнему успеваю и вкусненькое приготовить, и навести порядок в саду. Понимая разумом, что моя зависимость – только моя и ничья больше, я не прошу никого помочь на моей «Супер Ферме», хотя иногда так хочется.





Путь на свободу от свободы


Человек – социальное существо. Поэтому он, даже стремясь стать свободным от внутренних зависимостей, ищет себе подобных, чтобы получить одобрение. И со временем попадает в зависимость от этих отношений и связей. Вот такой парадокс.


Кто мог мне помочь в моей ситуации, если я сама не могла разобраться с личными тараканами? Никто. Потому что мне ни с кем не хотелось разговаривать о своих очень странных потребностях. В конце концов, «врачу, исцелися сам», решила я и стала анализировать зависимость, искать пути освобождения.


Первым шагом стало удаление себя из сообщества, общение ни о чём в котором занимало примерно половину моего времени. Я устала тратить своё время ради чужого удовольствия воспользоваться моими услугами и добротой. Через день одинокого плавания (как в старые добрые времена с простыми игрушками, чёрт возьми!), выполнив задание, я смогла выйти из «Супер Фермы», заглянула на минутку в аккаунты соцсетей, написала несколько сообщений знакомым и (ура!) почитала интересную книгу.


Вторым шагом, который мне ещё только предстоит завершить, стал поиск интересного времяпрепровождения, более интересного, чем игра на «Ферме». Моя новая книга, конечно, мой новый мир, в котором мне всегда будет хорошо. Раз никто меня теперь не отвлекал, во время игры стало получаться продумывать сюжет. Пока всё идёт неплохо. По счастью, впереди лето и масса приятностей, которые, надеюсь, мне помогут.


В остальном, надеюсь, что моя зависимость стала чем-то вроде отпуска от социума, не оправдавшего мои надежды, хотя он и не должен был этого делать. «Чтобы перестать захотеть свистеть, надо просто насвистеться!» – сказала Нюша-смешарик и побежала в чисто поле.


Однако же стоит помнить о том, что наши зависимости – всегда не просто прихоть, а отражения наших потребностей, которые мы не смогли реализовать. Что мы хотим утопить в вине, а что проиграть в казино? Ответ на эти вопросы поможет вернуть нас себе. Клин вышибают клином: от интересного нас может увести только более интересное. Вот и всё.


Мир вам и вашим близким. И побольше интересных событий в вашей жизни.

Автор: Юлия Эфф

Фотографии: Перизат Сабинова