31.01.2017
Life / Психология

К чему может привести прокрастинация?

История основана на реальных событиях (имена изменены).


Ну, работа, погоди!


Петля за петлёй перепрыгивали с одной спицы на другую, работа спорилась. Осталось всего ничего – полрукава, и можно пришивать. Потом нужно только отпарить готовый джемпер, уложить его красиво, а завтра забрать на работу для Риты Каримовны, начальницы, заказавшей для дочери вязаный подарок. Эля уже полгода обшивала и обвязывала коллектив. К Новому году сшить костюмчик – пожалуйста! Связать шапочку, юбку и кофту – тоже не проблема… Коллеги быстро оценили качество и услуги: отдать деньги можно было с зарплаты, а Элины вещички неизменно вызывали восхищение среди знакомых. Эля – бухгалтер творческий, на все руки мастерица.


Работа спорилась…


Эля вздохнула. Настоящая важная работа – отчёт за первое полугодие – все новогодние выходные пролежала нетронутой. А ещё, потеряв надежду, своего часа ждала база данных, которую начальница попросила сделать. Вместо своей племянницы, ленивой и не способной к обучению секретарши. Печатала она двумя указательными, Эля установила «Стамину», чтобы научить слепой печати, но племянница упорно предпочитала обучение пасьянсам. Дура.


Сначала Эля по просьбе помогала то таблицы «рисовать», то форматировать текст, потом вот это – база данных. Самое странное, что Эля взялась за базу с воодушевлением и негатива от своей доброты душевной не испытавала. Но прошло время, а база так и осталась на уровне первого десятка фамилий. Эля честно включала и дома, и на работе компьютер, потом вдруг вспоминала о срочной работе – и забрасывала обещанное, каждый раз на вопрос начальницы отвечая, мол, делается, делается…



И вот каждый день, начиная с первого января, Эля пыталась заставить себя подготовить все документы к предстоящей проверке, которая могла «прям вот завтра» случиться, и по телефону Рите Каримовне сказала, что-де, конечно, «всё пучком», пусть начальница не переживает. А вместо этого перебрала все вещи в шкафу, перестирала, перегладила, выдраила кухню, до которой никак руки не доходили, сходила с подругами в клуб, почти связала кофточку и теперь, поглядывая на экран и стараясь не смотреть на толстую папку, стучала спицами. Определённо, она слишком устала для умственной работы, вот завтра встанет пораньше, часиков в пять, и обязательно сделает этот отчёт, а база данных подождёт ещё день. Будем надеяться, проверки в первый рабочий день не будет.


На экране волк гонялся за зайцем. В сущности, волк не был плохим персонажем, где-то даже несчастным. Эля в детстве всегда его жалела. По идее, нужно было болеть за зайца, но иногда он вёл себя, как настоящая сволочь: застрял волк головой в дверях троллейбуса, а заяц в пасти волка ещё и билет пробил. Или медведь ломает волку лапу, а заяц хлопает в ладоши. Не такой простой этот заяц, да.


Эля вздохнула в сотый раз, чувствуя то ли раздражение, то ли усталость. Телевизор переключать было лень – пришлось смотреть серию за серией.


Довязав рукав, Эля отложила спицы и, вместо того чтобы пришивать рукав, прилегла на подушку, по инерции продолжая думать о волке. Зачем ему заяц, скажите, пожалуйста? В очередной раз схватит и не знает, что с ним делать. Хотел бы сожрать – сделал бы это мгновенно, но нет, волку надо насладиться своей победой, оттянуть событие, к которому так стремился. А потом – пшик! – и заяц снова недоступен. И волк, хотя заяц в том совсем не виноват, обвиняет ушастого во всём, начиная от рыбы и заканчивая солнечным ударом.


Отодвинула ногой папку в угол дивана, поудобней устроилась и задремала. На экране волк продолжал гоняться за своим заклятым другом.


Лягушка на завтрак и горячая собака на обед


Подремав, Эля отложила и вязание, и за отчёт не взялась, а налила себе кофе и уселась за компьютер, набрала в поисковике слово «прокрастинация» – и Гугл моментально выдал несколько страниц ссылок. Эля перешла по одной ссылке, по другой… Сколько всего умного написано – ужас! Хотя, в принципе, почти везде одно и то же: прокрастинация – сигнал о перфекционизме, страхе перед сложной работой и так далее. Эля читала и фыркала: документы у неё всегда были в порядке, хотя и делались не сразу, перфекционизмом не страдала, потому что была уверена в своих знаниях и считалась одним из лучших сотрудников фирмы.


Вот пишут, что тайм-менеджеры рекомендуют неприятную и важную работу делать с утра, «на завтрак», чтобы потом не заморачивать. Эля и так делает неприятную работу каждый день, подумаешь… Или вот пишут: заведующий отделением не может написать отчёт, потому что новая работа не соответствует его внутренним ценностям – просто лечить людей, избегая бюрократической работы. Хм, вот это уже ближе к телу, но… Но Эля любила песню математических формул, начиная со школы. Тогда что же? Усталость? И Эля согласилась: точно, она устала. Несколько лет без нормального отдыха: то на ремонт квартиры уходили деньги, то гости отнимали отпускную неделю.


Значит, усталость. Ну, с этим ничего не поделаешь, этим все нормальные люди страдают. И продолжают делать свою работу. Эля неделю отдыхала от бухгалтерии, так что же случилось? И этот вопрос: «Что с тобой случилось, Эля?» – казался важнее не сделанного отчёта. Эля допила кофе и, снова игнорируя запланированное, включила любимую музыку, легла на диван и уставилась в потолок.



А были ли в ушедшем году моменты, которые доставили особое удовольствие? Давай-ка, Элечка, покопаемся в прошлом. Когда она чувствовала себя максимально удовлетворённой. Праздники, подарки? Нет. Копаем дальше. В выходные, когда, как и сейчас, муж брал детей и уходил к родителям, чтобы дать жене отдохнуть? В такие дни снисходило расслабление и Эля вязала, шила всё отведённое ей время и смотрела любимые фильмы. Эх, если бы так каждый день!


А вот ещё есть воспоминания, но Эля стеснялась им радоваться, ведь они были несколько преступными по отношению к работе. Первый раз случилось так, что пришлось ехать на тренинг, после которого она обещала вернуться и помочь неразумной секретарше набрать поздравительные открытки для сотрудников или ещё что-то вроде того. Тренинг закончился быстрее, чем планировали организаторы, и Эля решила перед работой пройтись пару остановок.


Путь лежал мимо кинотеатра, куда Эля зашла за попкорном, захотелось и всё тут. Оказалось, что через десять минут начинается сеанс, «Великий Гетсби», говорят, Лео в нём великолепен… Эля купила билет, самоё большое «ведёрко» попкорна, хот-дог и сладкий напиток. И отключила телефон, как будто бы «тренинг до сих пор шёл».


Это был такой кайф! Как в детстве – сидишь, хрустишь карамелькой или ешь пирожок и смотришь классный фильм. Да ещё в почти пустом зале, никто не шепчется, не шаркает и не разговаривает по телефону. После кинотеатра Эля шла по улице и улыбалась: определённо это был лучший день за полгода.


А потом побеги в кинотеатр стали регулярными, правда, чувство вины немного портило вспышки счастья. То нужно было срочно отвезти документы, то она задерживалась в Счётной палате… И неважно, какой был фильм: Эля даже ужасы, которые терпеть не могла, смотрела – кинотеатр стал для неё символом свободы.


Стоп! Это важно. Очень важно! Эля даже присела от удивления: ну и ну, неужели она, словно тот заведующий отделением из статьи, пыталась избежать – но чего? Как-то неудобно было себе признаться в этом и опасно. Уволиться? Как же Эля будет без работы? Зарплаты мужа не хватит. И Эля приуныла.


Отчёт она, конечно, сделала, утром, как и обещала себе, встала пораньше и допечатывала последние цифры уже одетой и торопливо жующей бутерброд, пока муж одевал детей и провожал в школу.



Здравствуйте, мои родные!


«Здравствуйте, мои любимые подписчики! Сегодня я хочу вам рассказать о дне, который перевернул мою жизнь и сделал меня счастливой.


До этого я не могла понять, что со мной происходит. Я стала избегать любимой работы, затягивала с важными делами, которые должна была делать по долгу службы. Я шла на работу, как на казнь, а с неё – будто камень падал с плеч. В те дни моей близкой подругой была прокрастинация, болезнь двадцать первого века. Я долго собиралась с духом, откладывала на последний момент важную работу, всё это время чувствовала сильную вину, потом головная боль и раздражение становились новым поводом не делать запланированное…


Вы не поверите, всё началось с кинотеатра, куда я сбегала во время рабочего дня под самыми разными предлогами. Да-да, всё так и было. Простите меня, Рита Каримовна, если вы сейчас читаете эти мои откровения.


В те моменты я никак не могла понять, что же я чувствую, кроме радости от пребывания наедине с кинематографом. Мне никогда не приходило в голову врать родным, чтобы посмотреть кино-новинки, но я с удовольствием это делала на работе. Пока мои коллеги трудились, я наслаждалась своей свободой, ведь я столько лет делала то, что от меня хотели и что я должна была делать. Простите, Рита Каримовна, но в этой моей потребности в свободе виноваты и вы. Мне приходилось выполнять Ваши просьбы, которые никак не соответствовали моей должности и желаниям. Я стала Вашей палочкой-выручалочкой, при всём том, что моя зарплата осталась на прежнем уровне.


Однажды, когда я только начала понимать себя, решилась на эксперимент: позвонила утром на работу и сказалась больной, для домашних я ушла на работу, а на самом деле бродила по городу, ела мороженое, четыре часа провела на двух сеансах в пустом кинотеатре – и всё это время прислушивалась к себе, что же я чувствую. Я была счастлива. Это правда! И в тот день я поняла, что чувствовать себя свободной от обязательств, которые тебе навязаны, – это прекрасно, чёрт возьми! Я имела право делать то, что я хотела, и мир от этого не перевернулся. Я больше не боялась потерять работу.


Но я ни в коем случае не призываю вас, мои дорогие подписчики, сбегать в кинотеатры от работы. Пишу это и улыбаюсь. У каждого из вас свой собственный путь, если вы однажды, как и я, стояли на развилке: «Быть или не быть?»


Поняв, что я больше не хочу делать привычную работу и что есть дело более приятное для меня, я поговорила с мужем, и он меня поддержал.


Я уже не раз рассказывала вам о сложностях моего бизнеса, но главное – теперь моя работа приносит мне полное удовлетворение: я ни от кого не завишу и не выполняю за какую-то «машу» её работу; теперь делаю всё вовремя, не затягивая до последней минуты.


Знаете, я считала раньше прокрастинацию болезнью, а сейчас могу сказать: это благословение! Можете мне не поверить, но если вы не получается заставить себя что-то сделать на протяжении долгого времени или эта привычка у вас стала систематичной, то вот мой вам совет. Прислушайтесь к себе, спросите и признайтесь, почему вы не хотите этого делать. И начните искать пути устранения проблемы. Я уверена, всё можно решить.


На сегодня это всё.


Обязательно загляните в наш бутик в следующем месяце, у нас новые модели из удивительно приятных на ощупь тканей.


Всегда ваша, Эля Назарова».


Эля нажала на кнопку «Отправить» и с облегчением откинулась в кресле. На сегодня все запланированные дела были сделаны, ещё один день удался. А завтра с утра – оформление новой коллекции вязаной одежды и много других приятных сюрпризов… Ещё бы Рите Каримовне позвонить: с чего бы это вдруг Эля её вспомнила и вместо поста в соцсети о новой коллекции написала о секрете, который никогда никому не рассказывала прежде? Но об этом она подумает как-нибудь потом, а пока – чашечка чая с любимым фильмом и … карандаш. Весь день в голове крутился новый рисунок, надо попробовать его нарисовать. Ну, рисунок, погоди! Эля засмеялась и выключила компьютер.


Автор: Юлия Эфф