31.08.2017
Relax / Рассказы

Хозяин подводного города

Это было в то время, когда старые боги ещё могли разговаривать с людьми и не прятались от них. Но проросли уже семена недоверия к смертным, и причиной тому стала человеческая лень, жадность и глупость.


Жил-был в одном предгорье бедный Юноша. Родители его рано ушли в иной мир, и старшие братья поделили между собой родительское наследство, оставив младшему одного коня, с которым Юноша был неразлучен.

– Зачем тебе стадо и деньги? – посмеиваясь, сказал один из братьев. – Мечтателю они не нужны.


Юноша мудро решил, что жадность братьев оказала ему хорошую услугу: теперь он мог путешествовать, сколько его душе вздумается. Разве не об этом он мечтал с детства? Попросил младший брат у братьев пару курджунов, чтобы набрать в дорогу воды и молока. Взял две лепешки, немного вяленого мяса да кусок сыра, что любезно протянула одна из жён братьев. Затем обнял родственников, поблагодарил за то, что сняли бремя с его души, и отправился в путь.


Первым делом хотел он своими глазами увидеть Озых-кёль, священное озеро, в котором жила прекрасная Пери. Гости часто рассказывали о её красоте и о том, что Пери могла исполнить любое желание, только нужно было преподнести ей дар. Много недель ехал к озеру Юноша, и наконец оно было близко. Сверху казалось озеро большой белой лужей молока, оставленной Великой Кобылицей Праматерью. И чтобы достичь его, нужно было спуститься вниз: озёрное предгорье было похоже на дно двух неровных чаш, как если бы в большой стояла поменьше. В нижней долине, рядом с озером,находилось несколько богато украшенных шатров, в долине повыше – жилища победнее, а возле них сновало бессчетное количество людей. Всё вместе было похоже на большой город, в котором кипела торговля. Оказалось, люди приехали к священному озеру, чтобы просить Пери о чуде. Кому-то нужен был наследник, кому-то – здоровье, кому-то – власть или деньги. И все они, не сказать, чтобы терпеливо, но ждали своей очереди.Самые ловкие здесь были так давно, что успели построить прочные дома и сколотить небольшое состояние. Они продавали свою очередь приезжим, предлагали ночлег и еду. Но никто не осмеливался купаться в священном озере, правда, люди, объявившие себя жрецами Пери, набирали целительную тёплую солёную воду в кувшины и продавали её за звонкие монеты.


Почти каждое утро, перед восходом солнца,хозяйка озера выходила из глубины своей обители, садилась лицом к востоку на большой троноподобный камень и любовалась красотой поднимающегося жёлтого светила. Едва Пери становилась неподвижной, один из просителей подходил и клал к ногам богини свой дар, произносил просьбу и ждал терпеливо ответа. Иногда Пери молча вставала и погружалась в озеро, иногда – говорила просителю «Иди с миром», кому-то просто кивала. И бывали дни, когда Пери не показывалась людям, – тогда обитатели шатров тревожно гадали, появится ли она со следующим восходом. И никто не знал, почему исчезает Пери и сбывается ли желание у тех, кто уехал домой и кому Пери не ответила. Юноша всю ночь слушал разговоры ожидающих, наблюдал за бранью тех, кто торговался за чужую очередь, а едва на востоке посветлела кромка горизонта, перебрался ближе к той части озера, где были валуны, чтобы наблюдать за прекрасной богиней. Она возникла из воды, похожей на подвижное зеркало, словно не шла по дну, а превращалась из серебристых капель в стройную высокую и прекрасную лицом женщину. Её волосы, будто ручейки сквозь горные проталины, струились до ступней, обозначая тело и целомудренно скрывая грудь и бёдра. Глаза, поначалу бесцветные, приобрели серый оттенок и заблестели, как это бывает с каплями росы или дождя на сбруе задремавшего коня. Но едва хозяйка озера села на свой камень, все метаморфозы, происходящие с её телом, прекратились – сама она стала ослепительно белой дамой в платье, и ничто больше в ней не напоминало о движении воды. Даже глаза Пери не моргая смотрели на поднимающийся диск древнего бога. В этот миг к хранительнице озера подошёл проситель, почтительно положил свой дар на песок и говорил что-то недолго, опустив голову, как смиренный слуга перед господином. Пери молчала, и смущённый проситель ушёл в слезах. Когда и сама красавица исчезла в озёрной глади, волна хлынула на песок рядом с камнем, похожим на трон, и унесла преподнесённый дар. Юноша трепетал от восторга и страха за то, что может быть наказан за своё любопытство, поэтому вернулся к коню, оставленному в чужом стойле, и весь день не находил себе места. Если бы его спросили, в чём состоит его просьба к Пери, то он, не задумываясь, ответил бы, что единственное, о чём он молит – это увидеть красавицу ещё раз. Он, влюблённый, совсем забыл, что мечтал повидать мир и приехал сюда лишь, чтобы взглянуть на чудо, но не оставаться.


Жрецы, которые следили за порядком в городе и за тем, чтобы никто не прогневал Пери, быстро догадались о намерениях Юноши. Оказалось, таких, как он, влюблённых побывало здесь не мало. И все они должны были платить за радость пребывания рядом с Пери, покупать право тайно любоваться красавицей. Юноше не оставалось ничего, как продать любимого коня. Алчные жрецы разрешили провести у озера несколько рассветов и трижды прикоснуться к воде и камню хозяйки. Не желая упускать шанса, Юноша в этот же день подошёл к воде, с благоговением окунул руки в воду и поблагодарил мысленно за милость присутствовать рядом. Прикоснулся к камню и приложился лбом, прося прощения. Камень был холодный и неровный. «Как, должно быть, неудобно красавице на нём сидеть!» – подумал юноша и ушёл задумчивый. На последние деньги он купил мягкое красивое покрывало и покрыл камень перед появлением Пери, трепеща от страха, что может навлечь на себя гнев или вызвать недовольство. Люди, наблюдавшие поодаль, проклинали Юношу, думая, что он хочет нарушить очередь и попасть к Пери прежде тех, кто месяц ждал. А жрецы ругали себя за глупость, ведь им и в голову не пришло это сделать, но и радовались – ведь если такая забота не понравится Пери, то вину за случившееся будет легко переложить на Юношу. Влюблённый снова спрятался за валуны, и сердце, полное тревоги за возможный гнев Пери и радости за возможность увидеть её ещё раз, трепетало. Водяная красавица вышла из воды, увидев покрытый каменный трон, улыбнулась и, ничего не сказав, села. В этот день она впервые, по словам жрецов, сказала просителю: «Да будет так!». Это был богач, моливший о великом сыне, который прославил бы род и увеличил бы территорию для своего народа. Обрадованный богач закатил по этому случаю пир. На радостях никто не стал ругать Юношу, а только хвалили его за догадливость. Впрочем, решено было подождать до следующего утра.


Ночью внезапно пошёл ливень, и Юноша до утра прятал на груди покрывало, чтобы оно не промокло. Уже горизонт обозначился светлой полоской, а дождь всё не прекращался. Вот показалось, что заволновалась вода, выскочил из своего укрытия Юноша, постелил покрывало и снова исчез за камнями, не в силах убежать от своего желания снова видеть Пери. Но она не пришла. Ни сегодня, ни на следующее утро, ни на третий день.


Город расположился по одну сторону от небольшого озера, там, где возвышался каменный трон. А на противоположной, где камень Пери не был виден и где было слишком много песка, а землёй владели только мелкие животные и птицы, устроившие себе жилье в зарослях колючего кустарника, царила тишина. Юноша уходил сюда и мечтательно смотрел на зеркальную гладь, над которой изредка выпрыгивали серебристые рыбки и снова уносили с собой на глубину тайну загадочной девы. Ах, если бы Пери услышала стук его сердца, появилась бы и приказала Юноше умереть – он бы это сделал не задумываясь.

И вот счастье – вышла Пери к камню на четвёртый день. Заволновался народ, пропуская того, чья очередь была идти к хозяйке озера. А наш Юноша, спрятавшись за камни, снова жадно смотрел, пытаясь удержать в памяти все мелочи – от складок на платье Пери до выражения её лица. В этот раз дева лишь кивнула просителю. А когда тот ушёл, она поманила пальчиком в сторону Юноши, и понял он, что его призывают. Юноша, прижав руку к груди, из которого сердце готово было выскочить наружу, робко подошёл к камню. Пери молчала, но вопрос в её глазах был столь красноречив, что юноша всё понял. И, склонив голову, как и просители, он рассказал о себе, добавив, что ему ничего не нужно, разве только его сердце просит любого приказа, чтобы он мог порадовать хозяйку его сердца.

– Расскажи о том, что ты видел, – губы Пери оставались недвижимы, но голос, похожий на журчание лесного ручейка, сказал это в голове Юноши. И он нерешительно, запинаясь поначалу,и всё уверенней с каждым словом начал рассказывать о своей деревне. О том, что находится она у подножия гор. О том, как женщины доят кобылиц и белая струйка молока звенит, касаясь глиняного горшка. О том, как нетороплива там жизнь и как пахнет весной разнотравьем. И о том, как восхитителен вкус летней росы и насколько она прекрасна, замёрзшая в холодное время года на веточках горькой полыни… Взгляд Пери остановил Юношу: взошло солнце. Улыбнулась красавица, ничего не сказала и исчезла в озере.


Следующим утром, после просителя, снова поманила она пальчиком Юношу, который был печален. Это был последний день, когда он мог видеть Пери, и денег у него не осталось, чтобы заплатить за следующие восходы.

– Расскажи ещё, что ты видел, – сказал знакомый журчащий голосок в голове Юноши.

Быстро взяв себя в руки, продолжил Юноша рассказывать о своем народе и его обычаях и не осмелился сказать, что это их последний разговор.

– Хорошо, – сказала Пери, оборвав рассказ поклонника, ибо солнце достаточно высоко поднялось на небосводе, и ушла.

Днём Юноша соорудил себе из веток шалаш на берегу реки, протекавшей в долине рядом с городом, кое-как поймал две рыбки, чтобы не умереть с голоду, и решил пойти в работники к одному из богачей, чтобы заработать на возможность ещё раз увидеть Пери и рассказать ей одну из историй. Ночью его, с трудом заснувшего от голода и прохлады, будто кто-то разбудил. Юноша некоторое время лежал и думал о том, приснились ли ему тонкие прохладные женские пальцы, которые прикасались к лицу и щекотали грудь под негреющей одеждой.

– Ты меня любишь, о Юноша? – прошептал знакомый голосок на ухо.

– Как можно любить жизнь? Как можно любить солнце и воздух? – не смея пошевелиться, тихо ответил влюблённый.

– А много ли ещё у тебя славных историй? – продолжила дева.

Юноша смутился, подумал мгновение и ответил правду:

– Совсем немного, о хозяйка моего сердца. Я мало где был, мало что запомнил… Прости меня, я слишком торопился тебя увидеть… Если бы я мог повернуть время вспять, мои глаза замечали бы каждое движение муравья, оказавшегося у меня на одежде, а мои уши научились бы различать песни ветра…

Женский голос замолчал, и Юноша испугался, что Пери разочаровалась в нём и теперь не захочет больше разговаривать. Но она вдруг заговорила:

– Иди на другой берег. Там найдёшь всё, что тебе пригодится для путешествия. Ступай и принеси мне много историй. До встречи, о Юноша!

Он вскочил на ноги, собрал свои вещи и поторопился туда, где проводил дни, любуясь озером, и шёл, пока не заметил блеск на песке. Лунный свет отражали золотые и серебряные украшения, монеты – дары тех, кто однажды разговаривал с Пери. А рядом с дарами лежал большой шершавый кусок соли самого лучшего качества, такой же белоснежный, как и Пери во время восхода. Юноша собрал подарки возлюбленной. И не теряя времени, пока жрецы не спохватились, откуда у нищего юноши дорогие украшения, выкупил у сонного торговца своего коня, приобрёл одежду и еду. Теперь можно было выполнять поручение Пери…

Сначала он боялся удаляться слишком далеко от озера. Уезжал на месяц пути, старался впитать в себя каждое слово встречного. На ночлегах просил рассказывать истории и записывал их, ибо владел грамотой. Позже Пери слушала их и улыбалась. А потом просила ещё историй. Так наш Юноша уезжал всё дальше и дальше.


За время своих путешествий он разбогател, продавая и покупая новый товар. Но больше всего денег получил за соль, которую каждый раз выносила на берег волна в Озых-Кёле. Несмотря на богатства, юноша продолжил жить скромной и благочестивой жизнью, помогая бедным и находя меткое слово для грабителей, встречавшихся на пути. Пери перестала выходить из озера к людям, но теперь жрецы убеждали страждущих, что хозяйка Озых-Кёля и так услышит их мольбы, если они будут следовать советам «наимудрейших». Предприимчивые жрецы продавали уже не только воду из озера, но и разные «священные» амулеты и обереги. Чьи-то желания исполнялись, и поэтому людей у озера меньше не становилось, хотя спустя много лет мало кто верил в существование Пери. Но ещё долго люди не смели подходить к озеру, купаться в нём и ловить рыбу.


– Я устала от людей, чолпоным. Они тревожат меня и мутят мою воду, – жаловалась Пери возлюбленному, вернувшемуся из очередного путешествия.– Прогони их, чолпоным! Чолпон – значит «милый», так называла Пери Юношу именем яркой звезды на утреннем небосклоне. И в память о хозяйке озера взял себе Юноша это новое имя, забыв старую жизнь. Теперь весь он сам был посвящён Пери и служил её желаниям. Чтобы выполнить просьбу Пери, скупил Чолпон все приозёрные земли у предприимчивых торговцев и построил прекрасный белый дворец. С того момента стражники охраняли озеро и не позволяли к нему приближаться. Но ничто для смертных не может длиться вечно – заболел однажды тяжким недугом Чолпон и не смог прийти к озеру, ибо находился между жизнью и смертью на ложе в своём дворце. И вода из озера, словно тоскуя о верном возлюбленном, приближалась к дворцу всё ближе и ближе.


Перед смертью почувствовал облегчение Чолпон, приказал снести себя к воде и положить у кромки озера и оставить до утра. Пери долго плакала над ним, не имеющим силы говорить слова утешения. А утром стражники не нашли тела, лишь плавал в воде ковёр, на который положили господина. Никто не знал, что делать. И только внимательные слуги заметили, что вода продолжает прибывать. Вот она далеко от дворца, а вот уже подступила к ступеням на крыльце. На девятый день вода обступила дворец, не давая проникнуть в него по суше. На сороковой скрыла самую высокую башню дворца и перестала затоплять новые земли. Теперь озеро было в несколько раз больше, и торговцы, отступившие на верхнюю долину со своими шатрами, теперь радовались, что вовремя продали землю странному богачу по имени Чолпон. И, самое главное, теперь его не было, и можно было свободно торговать водой из озера, которая стала прозрачнее, мягче и менее солёной. На сороковой день пришёл в себя Чолпон – и ничего не может понять. Всё вокруг ему знакомо: комната, узорчатое окно и стены, – но всё не так. И знакомый голос шепчет: «Живи! Живи!». Поднялся с ложа Чолпон, разглядывает себя – белая одежда, белая борода и тело. А во дворце тишина, и рыбки в воздухе летают. Но факелы горят, и пахнет едой на кухне, а всё необъяснимо странное. Стал звать слуг – никто не ответил. Вышел на крыльцо – и ничего не понял – нет озера. Звал возлюбленную – но голос глухим эхом отозвался в глубине дворца.


Только спустя время понял Чолпон, что прекрасная Пери растворилась в воде и отдала своё бессмертие тому, кто впервые за её бесконечную скучную жизнь оказался дорог. Заплакал Чолпон, но слезы словно в воздухе растворялись. И никто не пришёл и не утешил его. Понял тогда влюблённый, как тяжело было его Пери, и почему выбрала она его, в то время как другие люди приходили и только просили об одном и том же. Тогда пошёл по знакомой дороге Чолпон, по которой когда-то поднимался на верхнюю долину, будучи странствующим торговцем. Стояла глубокая ночь. Кое-где люди, как и в прежние времена, не спали, сидели у костров. Подошёл к ним Чолпон, но никто не узнал его. Не стал говорить о себе правду: никто бы в это не поверил.


С тех пор выходил иногда старик из озера, чтобы послушать у костра чужие рассказы. А когда становилось невыносимо тоскливо, засыпал в подводном дворце, останавливая своё время, на недели и месяцы. И только сквозь сон до него доносился шёпот паломников, бросавших свои дары в озеро и просивших выполнить желания.


Пройдёт много лет, прежде чем вода из Озых-Кёля затопит тот город торговцев и жрецов; люди назовут новый городок в честь мудрого белобородого, живущего на берегу озера старца-аскета по имени Чолпон-ата; придумают много легенд о жестоком хане и слезах бедной девушки, о страшном драконе и волшебном колодце; придёт новый народ, поселится у Озых-Кёля и назовёт это место по-своему – Иссык-Кулем, горячим, не замерзающим зимой озером. Но никто спустя много веков не сможет объяснить, почему более сорока рек впадают в озеро и ни одна не выходит. Почему озеро продолжает хранить свои тайны, неохотно открывая их учёным и просто любопытным. Но тот, кто знает настоящую тайну Иссык-Куля, однажды обязательно увидит на берегу белобородого старца, внимательно наблюдающего за восходом солнца.


Продолжение следует

Автор: Юлия Эфф

Фотографии: Иллюстрация: Наталья Ни