1.11.2016
Развлечения / Рассказы

«УЯТ!» (Часть I)

Я проснулась словно от кошмара, с учащенным дыханием. Сильно зажмурив глаза, прокрутила в голове сцену из сна. Он смотрел на меня смеющимися глазами и говорил, что любил все эти годы и скучал. Я была счастлива, как никогда. Как можно быть полноценно счастливой во сне? Какой участок мозга делает людей счастливыми во сне?

Побежала к компьютеру, открыла Фейсбук, отыскала его в списке заблокированных и зашла на его страничку. У него есть одна фотография, при виде которой у меня останавливается сердце. Открыла на весь экран и расплакалась. Он был моим зачеркнутым прошлым, запретной темой, моей параллельной жизнью, реквиемом по мечте – «арманом», как говорят у кыргызов. Он был моим молчаливым ответом на многочисленные вопросы тетушек: «Замуж когда, дорогая?». Я почти убедила себя в ненависти к нему, доказала его ничтожность и бессердечность, но подобные сны бередили старую рану. Часть меня спрашивала: «Значит, я недостаточно счастлива сейчас? Живу не той жизнью? Хочешь сказать, что мое место – рядом с ним?». Отчетливо понимая, что занимаюсь бесполезным самоистязанием, я снова превращалась в насмешливую красавицу, которой мужчины иногда даже боялись сделать комплимент. Со временем я научилась сокращать продолжительность таких моментов слабости. И я с равнодушным выражением лица умывалась, красилась и шла на работу.

«Я разожгу в тебе огонь, другие будут его поддерживать…»

Как можно было говорить такое своей любимой?

«У тебя маленькая попка, ты еще маленькая. Вот начнешь заниматься сексом, она округлится и станет аппетитной. Во-от такой вот».

Тут я не могу сдержать улыбку. Да, я округлила себе попку. Жаль, что ты уже никогда ее не оценишь…

«Шайтан, не целуй меня так. А то дело кончится, сама знаешь, чем».

Он берег меня для моего будущего мужа, какая жалость. Что за идиотское благородство. В моем будущем он не видел себя. У него были слишком грандиозные планы, где не было места для меня. Он уезжал в Европу продолжить учебу, а в дальнейшем собирался сделать карьеру в политике в своей стране. Я воображала, что уехав из Бишкека он навсегда исчезнет из моей жизни… Но потом к нам ворвались Мой мир, Одноклассники, Фейсбук и убили такое понятие как «воспоминания».

Захожу в привычный офис. Коллектив у нас в основном женский. Половина замужняя, которая каждый день жалуется на своих мужей и, тем не менее, уговаривает меня поскорее выйти замуж, другая половина – по эту сторону баррикады, тоже все равно чем-то недовольна. Что касается меня, я уже насмотрелась на жизнь своих замужних подруг. И все же выслушиваю очередные советы более старшей эжешки, по каким категориям нужно оценивать потенциального жениха, и как сделать так, чтобы тебе сделали предложение. Я уже привыкла, что на очередной свадьбе коллеги меня выталкивают в центр зала, когда невеста бросает букет. За пять лет я ловила три букета. Меня поздравляли так, будто я выиграла гарантию выйти замуж в ближайшие 24 часа. Но букет, увы, ничем не поможет, если нет желания надеть свадебное платье. Я стараюсь не ездить к родителям, если у них в гостях родственники. «Неужели никто не сватает нашу красавицу?». Все помешаны на моем замужестве. Мне иногда охота сыграть подставную свадьбу, чтобы от меня все отстали. Мне кажется, они бы даже не заметили, если б вместо жениха стоял просто манекен.

Естественно, у меня были парни до и после него. Но ни с одним из них не было желания заснуть у него на груди. Сидеть на лавочке в обнимку часами. Спорить о природе человека и ценностях. Обойти город вдоль и поперек, держась за руки. Не дрожали колени при поцелуе. Жгучее желание не собиралось в пучок в области живота. Голова не кружилась, когда они улыбались мне. Их слова не впитывались в кожу, как его шепот.

Я ревела в ванной после своего первого раза. Не от физической боли, нет. Мой первый мужчина, с которым чуть было не поженились, забеспокоился и начал извиняться. Я не смогла скрыть правду. Сказала, что должна была сделать это с тем, ну вы поняли. Он вздохнул и пошел курить. Вскоре мы с ним расстались.

Неважно, насколько долго человек входит в твою жизнь, а какой след оставляет. Встретить его когда-нибудь было бы самым большим подарком судьбы. Или самой большой бедой. Он как птица летит к своей большой цели, а я была случайным романом. Чтобы снова обратить его внимание, я должна как минимум прославиться на весь мир. Стать Ириной Шейк, чтобы быть со своим Криштиану Роналду. Но стоит ли игра свеч?

Простите, я отвлеклась и забыла написать историю еще одной своей подруги, как обещала. Надеюсь, не будете против, если иногда буду рассказывать о себе.

Май, 2014

- 4 -

На очередной встрече я поняла, что мне не нравятся мужчины-кыргызы. Пивные животы, оценивающий взгляд, бестактность. Я натягиваю вежливую улыбку и напоминаю тему интервью. Дело в том, что кроме рекламных текстов в мои обязанности копирайтера входят и имиджевые статьи. И я должна показать владельца компании в самом выгодном свете. Как назло, директриса нашего агентства на интервью с мужчинами все чаще стала отправлять меня.

У меня была подруга, которая дружила исключительно с иностранцами. Тогда был наплыв американских военных в Бишкеке. Рослые, мускулистые, ухоженные. Вдали от родины им не хватало секса. А она типа подтягивала свой английский. Теперь только старый Metro Pub хранит память о тех веселых вечерах, с массовыми знакомствами солдатов с местными девушками. Совсем как в американских фильмах о Вьетнаме.

Только один раз она вздохнула, рассматривая одного симпатичного кыргыза: «Я могла бы выйти за него замуж…». По-моему, она в этот момент думала о своих родителях.

Она была намного старше и ей было, что рассказывать после бурных выходных.

– Он такой большой. У него на коленях чувствую себя маленькой девочкой. И он всегда так вкусно пахнет: не могу понять, каким-то кремом мажет свое тело или свой запах у него такой? И вот с ним я обязательно кончаю.

– А что, бывает, что и не кончаешь? – вырвалось у меня. Я опустила глаза и прикусила язык. Мне, совсем зеленой, были ужасно интересны все детали. Она усмехнулась:

– Конечно, нет. Чаще бывает, что даже близко не доходишь. Я не знаю, от чего это зависит. Вроде парень нравится, и я ему, но удовольствия не получаю. А вот с Джоном это нечто! Я, кажется, влюбилась. Хочу с ним уехать. Все равно не вписываюсь в Бишкек. Ну, смотри, какая из меня кыргызка: рыжая, на родном языке не говорю, жить, как хотят мои родственники – не хочу.

Она со своим темпераментом действительно не вписывалась в наше общество. Ей был ближе западный менталитет, где нет ограничений для девушек. Где никому не интересно, девственница ты или нет. Где можно делать карьеру в любом деле и не торопиться с замужеством. Она уехала. Не с Джоном, позже. Она бы все равно уехала, не с Джоном, так с другим.

У нее я узнала, что означает фраза rich bitch («богатая сучка»). Как-то она сказала, что ей нравится жить такой жизнью. У нее я узнала, что на Иссык-Куле устраиваются оргии, с несколькими пьяными девушками и одним мужчиной. У нее я узнала, что можно успокоить мужчину минетом. Что фраза: «Я очень осторожно, мы просто побалуемся» обычно приводит в кабинет гинеколога. Ее подруги хотели научить меня курить, и смеялись надо мной, когда не смогли. У нее я научилась скучать в клубах и смотреть на танцующих свысока. С ней мы иногда ночевали в интернет-клубах, общаясь в дурацких чатах. Они тогда были в моде.

У нее я научилась критиковать наших мужчин.

И сейчас, сидя в хорошо обставленном кабинете, осуждаю мужчину напротив. Он явно женат, хотя и не носит обручальное кольцо. Рассказывает о принципах своей компании. Его взгляд падает на мое декольте, затем на мои пальцы, потом он быстро отводит глаза в сторону окна, чтобы скрыть свои мысли. А я невольно сравниваю его с мужчиной из своих снов. Который совсем не кыргыз…

Июнь, 2014

- 5 -

Я снова подумала о нем. Внимательно просмотрела все его последние фотографии. Он постоянно на официальных вечеринках или конференциях. И никаких фото с девушками. В первую очередь имидж. Только деловые связи. Но я знаю, что он так же разбивает сердца, так же держит за руку какую-нибудь наивную дурочку. Единственное, что меня успокаивает – его девушки всегда будут похожими на меня. Почему-то это я знаю наверняка.

Я оценивающе взглянула на себя в зеркало на стенке шкафа. В целом неплохо: вроде высокая, длинные темные волосы, большие глаза, чуть бледная кожа. Всё так, как любят у нас – «беленькая». Но сидячая работа копирайтера уже начала отражаться на фигуре: живот выпирает, осанки нет, грудь опустилась ниже, уже давно нет 58 см талии, которой раньше хвасталась. Надо с этим что-то делать. И кожа… У меня никогда не было идеальной кожи, я и не старалась изменить свой рацион, отлично зная, что фастфуд когда-нибудь победит меня окончательно.

Я совместила наши нынешние фотографии в фотошопе, и посмотрела, подходим ли мы друг другу сейчас. Он в смокинге на каком-то мероприятии, брюнет со смеющимися глазами, густые брови, ресницы и аккуратная щетина. Он был похож на голливудского актера с красной дорожки. Я поставила рядом свое лучшее фото в черном коктейльном платье. Меня опустила ниже: на любых каблуках мой рост был ниже. У меня защемило сердце, увидев нас вместе. Мне показалось, что я отстала от него. Он взлетел выше, а я ничего не сделала ни для улучшения характера, ни для личностного роста, ни для внешности.

Задумалась о своей карьере. В нашем рекламном агентстве уже некуда было расти. Сайт же, в который я время от времени пишу, дает только моральное удовлетворение. Нужно срочно менять свою жизнь, пока есть время. Я должна хотя бы попытаться быть равной ему, а там уже судьба решит…

Июль, 2014

Все лето я работала, заменяя всех, кто хотел взять отпуск. Дни были длинные, так что после работы записалась на тренировки и стала выглядеть стройнее. Наконец-то начала ходить на танцы. Очистила свои страницы в соцсетях от глупых статусов и неудачных фото. Стала тщательнее подбирать себе одежду и просмотрела несколько видеоуроков по макияжу. Оказывается, не так уж сложно преобразить себя, было бы желание. Купила книги и закачала электронные тоже, чтоб можно было читать по несколько одновременно. Английский решила пока учить по текстам песен. Так было легче и интереснее. Приближалась осень, даже мысли о которой вызывали невыразимую тоску. Иногда я думала: «И что дальше, какого чуда я жду?»

Я познакомилась с N на Red Jolbors Fest. Вернее, пришлось познакомиться с ним по работе. Интересный красивый мужчина, привыкший брать все, что ему нравится. Про таких c железной хваткой говорят «перспективный». Он позвонил на следующий же день и заявился на работу. Предусмотрительно принес конфеты для дам. Сумел сразу же понравиться всем коллегам. «Похищаю вашу красавицу на обед! Обещаю взамен тортик на десерт!» Мне начали подмигивать с разных сторон.

Он начал ухаживать: цветы, рестораны, подарки. Как-то начал рассказывать в деталях, как неудачно женился и развелся. Стало противно и я начала рассматривать интерьер кофейни. Он, поняв, что говорит лишнее, взял мою руку и сказал: «Поехали ко мне». Я тоже была не прочь, давно не было мужчины.

Квартира была уютная, но постепенно превращалась в холостяцкую. Он не пытался быть гостеприимным, разве что помог снять плащ.

Я увидела нас в зеркале напротив. Широкая мужская спина. Его тело прижимало меня к стене и только мое лицо еле виднелось из-за одного плеча. Мне было трудно дышать, я чувствовала всю его тяжесть. Подумала, что если я буду с ним, он так же задушит меня, как сейчас своим массивным туловищем закрывает от всего. Ему нужна более податливая женщина, готовая жертвовать собой ради него. Наверняка немало девушек хотели бы оказаться на моем месте. С сильным мужчиной. Но я не испытывала радости. Я вспомнила другое зеркало, с другим мужчиной: он стоял сзади и обнимал за талию, мы оба улыбались. Он сказал: «Как хорошо мы смотримся». Моя голова касалась его подбородка и мне было щекотно от его щетины. Я была похожа на картину в красивой раме, на лепестки в бутоне. Он мог легко обвить меня руками со всех сторон, как шелк нежно обволакивает кожу. И никто не доминировал, мы были дополнением друг другу.

Как хорошо, что люди не умеют читать мысли друг друга, думала я, пока N раздевал, целовал меня и понес на мягкую кровать… Вот сейчас, вот сейчас он был слаб и уязвим. Он таял и растворялся. Будь я киллером, мне бы ничего не стоило убить его прямо сейчас. С закрытыми глазами, тяжело дыша, он обнажал свою душу. Он уже был зависим. Я почувствовала, как будто мне в руки дали власть, с которой не знала, что делать. Мне пришла в голову мысль, что я ни за что не хотела бы обнажать себя перед этим мужчиной. Быть раскрытой и беззащитной. Никогда. Не с ним.

Ноябрь, 2014

В соседнем офисе работает одна женщина. Миниатюрная женщина с удивительно быстрой походкой. Смешная короткая стрижка, которую она любит ерошить руками. Она иногда залетает как бабочка и развлекает нас анекдотами. Обычно пошлыми. Офис взрывается хохотом. Еще она не носит лифчик, практически все время заметны соски через кофточку. Она шутит над этим тоже: «иногда вводит в замешательство серьезных людей», говорит, так и не смогла приучить себя к нижнему белью.

Однажды мы все-таки выпытали, есть ли у нее кто-то – давно знаем, что она не замужем.

– Ой, девочки, зачем вам это?

– Интересно же, расскажите!

– Ла-адно. Есть у меня один дядька. Мы с ним почти двадцать лет встречаемся. Высокий такой. Почему не поженились? Да он женат уже. Семью его знаю, дети его меня знают, «тетей Светой» называют. Жена? Конечно, с ней тоже подружки.

– Ка-ак? – у нас округляются глаза.

– Да вот так, никому даже в голову не приходит, что я могу быть его любовницей. Мы же взрослые люди, давно договорились: я не лезу в его семью, он не лезет в мою жизнь. И встречаемся мы очень аккуратно и редко, когда сильно соскучимся. У меня совсем нет ревности к его жене, а она ни разу не заподозрила даже. Хорошая, добрая женщина.

(Я в этот момент про себя думаю: вот доверяй после этого так называемым подругам семьи).

– Иногда он начинает расспрашивать: с кем была, куда ездила? Я просто не терплю контроля. Контролируй свою жену, правильно? У нас ссоры только из-за этого. Но и расстаться с ним не могу почему-то. Наверное, из-за него я столько лет незамужняя хожу. Эхх… И работа очень много времени отнимает, вы же сами видите, каждый день чуть ли не до полуночи торчим в офисе. И как мне с таким графиком заводить семью? Столько проектов на меня навешали, попробуй сбежать.

«Интересно, какой она была в молодости?» задумываюсь я. Наверное, отличницей, активисткой, девочкой-пацанкой. Есть тип мужчин, которые предпочитают таких женщин. Она в любой компании «своя». Пытаюсь понять, счастливы ли они, эти женщины под пятьдесят без семьи. Вспоминаю тетю коллеги, которая приходит иногда в гости. Своеобразная тетка в широкополой шляпе с яркой помадой и каким-то маленьким животным на руках. Даже не могу точно сказать, это собачка или кошка, ни разу не обратила внимания. Приходит и жалуется: на сантехника, квартирантов, молодежь, правительство. Одинокая и вечно недовольная. Не работает: у нее несколько квартир, которые она сдает. Полная свобода.

Такая категория женщин обычно материально самодостаточна, ухожена и одинока. Вот что меня ждет в недалеком будущем, если не уеду или не выйду замуж: короткая стрижка либо шляпа, и какое-нибудь животное дома. На больших семейных мероприятиях к таким родственницам относятся снисходительно: мол, «бедняжка одинока, что с нее взять», хотя эти женщины зарабатывают больше своих родственников вместе взятых. И все же племянники и младшие братья втайне надеются, что какая-нибудь из ее квартир достанется им.

Семейная жизнь не нравится, свобода, завоеванная карьерой, как у этих женщин тоже не по душе. Что мне тогда нужно? Ох уж эта ограниченность восточного менталитета: почему у меня должно быть только два варианта?

Вот если только с Ним… Я бы жила где угодно, приняла традиции его народа, возможно и веру, вынесла трудности и даже бедность, лишь бы по утрам видеть его лицо на соседней подушке. Размечталась, дура…

Когда я очнулась от своих раздумий тетя Света уже давала советы незамужним, а сигаретка уже готовилась к выходу:

– …не повторяйте мои ошибки. Не тратьте красоту и молодость на кого попало. Если быть любовницей, то уж любовницей миллиардеров. Будьте как Гога Ашкенази. Не знаете, кто такая Гога Ашкенази? Посмотрите в Гугле! Все злословят и завидуют ей, а я говорю: а вам что вам мешает так жить? Надо брать от жизни все!

Она как всегда шутит.

– Где нам тут найти миллиардера? Тут миллионеров-то по пальцам пересчитать, и то у всех уже по несколько жен. И нужен нам пузатый противный миллионер? – смеюсь я ей в ответ.

Но в одном она точно права: не стоить тратить время на кого попало, «лучше уж быть одной, чем быть с кем попало». Теперь вопрос: а N, мой нынешний парень, – «кто попало» или нет?

Январь, 2015

Позавчера была готова провалиться под землю от стыда. Чувствовала себя полной дурой.

Примерно неделю назад N торжественно вручил ключи от своей квартиры, мол, я могу уже чувствовать себя там полноправной хозяйкой. Мою усмешку он принял за радостную улыбку.

Для него, возможно, это было смелым поступком. Не очень-то легко пускать в свое личное пространство новых людей, особенно после тяжелого развода. Так рассудила я и успокоилась. Не стала развивать дальше тему: «почему такое отношение; где предложение и кольцо; ключи для того, чтобы я прибралась в его квартире?» и бла-бла-бла такого рода. Когда сообщила об этом коллегам, они захлопали в ладоши и стали уговаривать устроить ему сюрприз. «Ну, устрой ему романтический ужин! Один раз можно, тебя не убудет! Все равно к себе ты его не сможешь пригласить». (Думаю, тут не нужно объяснять, что мой роман превратился в развлекательное реалити-шоу для подруг).

В самом деле, почему бы не сделать ему приятное? Он ведь угощает меня постоянно. Я умею готовить. Ну, не креветки и омаров, конечно, но блеснуть могу иногда на кухне.

В общем, изучила я новый рецепт в интернете. Раньше вышла с работы (коллеги буквально вытолкнули за дверь, засыпав советами о приготовлении мяса). Зашла в «Народный» и купила необходимые продукты.

Поздоровалась с его соседями возле подъезда (!). Разве не героический поступок? Поднялась на лифте и вытащила ключи. Не успела я вставить ключ, как меня опередили и открыли дверь. Стояла обесцвеченная ухоженная женщина около тридцати-тридцати пяти лет. Оглядела меня с ног до головы и с притворной вежливостью сказала:

– Аа, заходите-заходите! Вы, наверное, новая девушка N. Я заехала за кое-какими вещами… Я уже уходила.

Такая уж штука женская интуиция, что вычислили друг друга за доли секунды.

– … Н-нет, извините, я, наверное, пойду, – промямлила я и быстро побежала по лестнице вниз, забыв о лифте. Моя первая же попытка приготовить ужин мужчине провалилась с треском. Мне было в первую очередь стыдно перед собой. «Как ты могла опуститься до такого? Романтический ужин? Ты бы еще носки ему начала стирать!» – ругала сама себя по дороге. То, что его бывшая находилась в его квартире, беспокоила меня почему-то меньше. Эта встреча просто отрезвила меня, нужно было пересмотреть отношения с N.

Зашла к себе домой, развернула любимый «Бегемот», продукты засунула в холодильник вместе с пакетом, даже не вытаскивая, и включила телевизор. Хорошо быть у себя дома. Нечего строить из себя любящую женщину.

***

– Вот с…! «За вещами пришла»! Дай мне ключи обратно, я завтра поменяю замок и дам тебе новые.

– Вот, возьми, можешь не давать мне новые.

– ?

– Извини, это была моя первая и последняя попытка пойти навстречу тебе и построить отношения. Мне кажется, ты должен сначала разобраться в своих чувствах.

– Да б.., что вы все о чувствах заговорили? Эта с… просто хочет испортить мне жизнь! Я не буду жить с ней, как она это не поймет?

– Вот скажи об этом ей и нечего на меня кричать, я-то причем?

– Извини, жаным, прости меня. Просто она выводит меня из себя, честно… Я хочу быть с тобой, я хочу все начать заново. Хочу, чтобы ты родила мне сына.

– Ты просто бежишь от своих проблем. Ищешь ту, с кем легче. Дай себе время, реши окончательно со своей женой. Может быть, вы расстались на время, потом опять сойдетесь.

– Не верю своим ушам, ты что, собралась склеивать мой прежний брак?!

– Нет, я хочу жить честно, без угрызений совести. Не хочу быть твоей сожительницей. Я не мечтала о белом платье и так далее, просто… нам нужно время. Давай разберемся со своими чувствами.

– Ты хочешь бросить меня? У тебя есть кто-то другой?

– Ты просто невыносим. Я не размениваюсь по мелочам, если ты об этом. Если мы поженимся, то хочу быть уверена, что ты не просто сбежал от своей первой жены, а любишь меня и хочешь прожить со мной всю жизнь.

– Что я должен сделать? – он вздыхает и опускает голову. В этот момент он выглядит как ребенок. Еще слово и он расплачется.

– Лично мне ты должен вечер, – говорю ему шепотом и улыбаюсь. – Мне будет опять одиноко без тебя, поэтому давай напоследок...

Я буквально веду его за руку к машине. Попросила его выехать за город и посидеть немного наедине. Мы делаем это на заднем сиденье. Прощальный секс со вкусом горечи. В этом есть какая-то своя прелесть...

– Я могу тебе звонить хотя бы?

– Конечно, будешь жаловаться на свою бывшую, – пытаюсь все превратить в шутку. – Да я и сама буду звонить и рассказывать что-нибудь.

– Тогда осенью. До осени я все решу и подготовлюсь, – кивает он про себя и громко хлопает по кожаному сиденью.

До осени. Я тоже все решу. Решу окончательно для себя. Но я должна увидеть Его хотя бы один раз до осени. И как мне это сделать?

Март, 2015

Голова работает очень эффективно, когда даешь ей конкретную задачу с конкретными сроками. За неделю пересмотрела все варианты поездки в Европу. Быстро собрала документы, взяла отпуск и подала заявку на визу. Посчитала все отложенные деньги, собрала долги и поняла, что все равно не хватает. Решила занять у родителей. Сложнее было уговорить их отпустить меня одну. Пустив в ход все свое красноречие, напомнив о подругах, которых отправили учиться за рубежом, мне удалось наконец убедить их. Пообещала каждый день выходить в Скайп. «За неделю ничего не может со мной случиться, мам, пап! Да я уже пять лет живу отдельно от вас. Что вы со мной как с маленькой? Вы же ему разрешаете разъезжать по свету! – кивнула в сторону брата. – Вот им лучше займитесь, жените его, что ли». Заодно перевела стрелы на ни в чем невиновного брата. (Тема внуков была излюбленной темой у мамы). Теперь у меня была возможность мстить ему за все шестнадцать лет дразнилок. Брат вытащил один наушник из уха, посмотрел на нас, отмахнулся и снова уткнулся в телефон.

«Если даже не встречусь с Ним, хотя бы посмотрю Лондон», – решила я и написала подруге, которая уже два года училась в Великобритании. Она обещала показать мне город, свой колледж и работу. О Нем я решила рассказать по приезде, чтобы не приняла меня за сумасшедшую. В Бишкеке тоже никто не знал об истинной цели поездки. N-у сказала, что подруга приглашает меня в гости.

Я, кажется, еще не писала о том, что человек, которого я так страстно хотела увидеть, учился в одном из университетов Лондона. За эти годы этот город превратился для меня в город-мечту и я завидовала всем знакомым, кто имел возможность там побывать. Особенно завидовала подруге, которой посчастливилось, как бы это глупо ни звучало, жить в одном городе с Ним.

***

Наконец наш самолет в аэропорту Хитроу. Нас больше учили американскому произношению, и теперь было непривычно слышать британскую речь. Если их сравнивать, то американский английский похож, допустим, на песочный сахар, а британский – на рафинад. Кучка пассажиров с нашего рейса каким-то образом уже растворилась в огромном аэропорту. Теперь нужно найти такси и правильно произнести адрес подруги, не хочу с таким чемоданом ездить на общественном транспорте и заблудиться в первый же день. И зачем я с чемоданом? Все нормальные туристы приехали с рюкзаками и не пошли за багажом. Я вытащила телефон и открыла карту. Разобравшись, направилась к выходу. И тут…

Прямо как в кино замедляются секунды. Прямо в мою сторону идет Он. В черном пальто он кажется еще выше. Я не могу оторвать взгляд, кажется, будто если моргну, видение исчезнет. Все-таки осмеливаюсь осмотреться по сторонам, чтобы убедиться, что все происходит в реальности. Нет, это не сон: блондинка справа что-то пишет в своем телефоне, пробежал кучерявый ребенок мимо меня, что-то лепеча на английском. Его догоняет мама и что-то кричит ему вслед. Много разных лиц и сумок. Во сне таких деталей не бывает.

Нет, он здесь не случайно. Прищурив глаза, он улыбается мне, от холода у него порозовели щеки и уши, он видимо только что с улицы. Я надеялась увидеть его издали, но так близко и в первый же день – слишком неожиданно. Я опешила и еще раз оглянулась по сторонам, ища глазами, где можно спрятаться. Но уже поздно, он передо мной.

– Айй, шайтан, ты опередила меня! – он наклоняется и крепко обнимает за плечи, касаясь холодной щекой моих висков.

– Привет… – только смогла выдохнуть я в его шарф. Ах, эта крошечная родинка на правой щеке возле ямки, а я и забыла про нее. Он стал шире в плечах и крепче, на миг появилось чувство отчуждения: меня обнимает огромный мужчина-незнакомец. Я-то его помнила высоким худым юношей.

Он отстранился и стал разглядывать мое лицо смеющимися глазами, все еще двумя руками держа за плечи. Так рассматривают давнюю вещь, чтобы проверить, не испортилось ли ничего.

– Позвони своей подруге и скажи, что тебя встретили и приедешь к ней завтра. Поедешь со мной.

– А как ты узнал???

– Я же твой фолловер.

И все это время? Под каким именем? Он знал, что я делаю и где я. Судорожно начинаю вспоминать, что я выкладывала за последние полгода. Да, очень умно было фотографировать свой билет… Мне словно засунули в рот кляп, или я так сильно торможу – диалог у нас совсем не клеится. Но это его не беспокоит, он берет мой чемодан, левой рукой мою ладонь и ведет к выходу. По поднятому уголку губ и порывистым движениям понимаю, что он тоже очень рад и сильно волнуется. Я ничего не вижу и не хочу видеть кроме его лица. Холодными пальцами он сжимает мою руку. Мы садимся в кэб, он бегло называет отель и адрес. Надо же, теперь он говорит на английском лучше, чем на русском.

– Мы поедем в отель, я живу с другом. Наша квартира тебе не понравится.

С чего он взял? Но я боюсь спугнуть эти счастливые минуты и не задаю вопросов, все это не важно. Я с ним и мне хорошо.

Ему звонят и он долго разговаривает по телефону, что-то нетерпеливо объясняя. Одной рукой обнимает меня и гладит мои волосы, время от времени дергая за мочку уха. Я смотрю на улицы, мосты, которые уже наизусть знаю по фотографиям. Лондон серее чем на картинках. Или весь мир поблек рядом с ним? Как только мы заходим в номер, он крепко обнимает за талию, сильно сжимая, будто нашел родного человека, которого больше не надеялся увидеть. Наверное, так и есть. Я тоже вишу у него на шее, и мы так застываем на несколько минут. У меня безудержно текут слезы.

Он вытирает слезы и начинает целовать в губы. Сначала осторожно, прерываясь, чтобы посмотреть мне в глаза, затем сильно и напористо. Его щетина царапает кожу. Я не хочу открывать глаза, хочу остаться наедине с его горячим дыханием. Да и тушь потекла, наверное.

Остальное как в тумане. Как в эротическом сне – без начала и конца. Мне сложно удерживать здравый рассудок, тело и губы не слушаются… Помню только его шепот: «Скучала по мне?.. Ждала меня?..» Я, возможно, раз сто ответила «да». Я была готова отвечать «да» на что угодно.

Буря стихла. Мы лежим на белых подушках, я мну пальцами край простыни: опять стало много мыслей и сомнений. Все, что было до этого и не с ним, оказалось фальшивкой. А останется ли это мое настоящее со мной?

– А ты выросла, – говорит он, улыбаясь.

– Еще как, – смеюсь я и замечаю, что мой смех почему-то стал необычайно нежным и обворожительным. Удивительные хитрости матушки-природы...

Апрель, 2015

– 9 –

– Один раз ты пришла в универ в красном платье. На тебя смотрели все студенты. У меня было такое сильное желание поймать тебя и взять там же.

– Ха-ха-ха! Представила картину. Скажи… а почему мы это не сделали тогда? Я же была готова.

– Ты была девственницей. Я не хотел брать такую ответственность. Меня могли отправить домой, если бы узнали о моем поведении. А если бы ты забеременела? Тогда мне пришлось бы тебя увезти и жить в деревне у моих родителей. Ты знаешь, что мои родители живут в деревне? Ты бы сейчас пахала в огороде, в платке такая.

– Я бы согласилась.

– Это ты сейчас так говоришь. Раньше у тебя были другие мечты. Ты говорила, что у тебя будет крупное рекламное агентство, будешь снимать рекламу для мировых компаний. И что каждый, кто увидит твои ролики, будет плакать и смеяться.

– Правда? Я не помню. Наверное, насмотрелась фильмов тогда.

– А я помню. Я бы испортил тебе будущее.

– Мне уже и так его испортили. Лучше бы это был ты.

– Почему ты не вышла замуж?

– Я пыталась. Пыталась забыть тебя. Почему ты мне прямо не скажешь, что я не подхожу тебе?

– Я считал, что не подходишь. Нам так сильно вбивали в голову, что нельзя жениться на девушке другой нации. Но здесь я понял, что это чисто азиатская чушь. Вопрос в другом: несколько сотен человек, в том числе я, сейчас обучается в разных университетах мира. Мы все должны вернуться и отработать на правительство. Нет права и времени на личную жизнь.

– Что за бред? Новая сказка? – мне не удается скрыть сарказм.

– Нет, серьезно. Перед нашим отъездом на форуме президент сказал, что весь этот проект – его личная инициатива. Что это его самая ценная инвестиция в будущее страны. Сказал, что делает ставку на нас.

– Меня удивляет ваша фанатичная любовь к вашему лидеру. Ты не видишь, что творится у тебя в стране? Здесь же у тебя доступ к разносторонней информации, ты-то должен понимать.

– Он всего лишь пытается сохранить целостность государства. Это самое важное.

– Такими методами как он? Он же жестокий диктатор.

Вот ваша проблема в Кыргызстане: вы не умеете любить и уважать своих лидеров. У вас какое-то двуличное отношение к ним. Вы можете обливать грязью главу государства и тут же раболепствовать перед ней.

– Мы не обязаны любить. Они должны служить народу.

– Лично я многим обязан нашему президенту. Благодаря ему я здесь учусь.

– Извини, но это его долг обеспечить своим гражданам достойное образование. Если ты учишься в одном из лучших университетов Европы, то только благодаря собственным способностям.

– Но я мог бы с таким же успехом сейчас перевозить гашиш на осликах где-то в горах. Я бы понравился тебе таким?

– Боюсь, что к вашему возвращению у вас будет уже другой президент с другой командой.

– Вряд ли. Даже если произойдет такое, это не снимет с нас ответственности, в том-то и смысл. Каждый из нас начнет работать в своей сфере и будет профессионалом. Речь не только о власти.

– Ваш президент все равно не нравится.

– Короля делает свита. В любом случае, ему известно намного больше, чем нам с тобой. Он просто старается удержать свою позицию в большой игре. Детка, давай сменим тему. Иди ко мне…

***

Дальше были миллионы бессмысленных слов, тысячи поцелуев и по двадцать четыре часа сплошного счастья. Холодный Лондон стал еще одной причиной, чтобы держаться ближе и греть друг друга теплом своего тела. Он стал размытым фоном, декорацией для двух воркующих голубков. Вы когда-нибудь прислушивались к разговору влюбленных? Они несут абсолютный бред, где слова не имеют смысловой нагрузки, важен лишь тон, лишь взгляды и прикосновения. Раньше меня воротило от таких зрелищ в Бишкеке. Но теперь это происходило со мной. В другом городе я чувствовала вседозволенность и свободу. Я стала совсем бесстыжей. В Бишкеке я бы не позволила себе целоваться и обниматься на улице. И целыми днями ходить с улыбкой Чеширского Кота. Но сейчас я с ним. Я счастлива. (Тут должна звучать монотонная сирена, как при технической паузе в вещании).

***

Однажды на ресепшне меня назвали «мисс Элайза». «Хмм, как интересно звучит», – подумала я и рассмеялась. Он, увидев мою реакцию, при каждом удобном случае стал подчеркнуто называть меня «мисс Элайза» на британский лад и дразнить, пародируя английских джентльменов. По мне, так прозвище «шайтан» было экзотичнее.

На четвертый день я получила обиженное голосовое сообщение от подруги: «Ты ко мне приехала или нет? Я тут еле выкроила время, отпросилась с работы! Где ты вообще? Давай, я лучше сама заеду за тобой». Я представила ее нахмуренные бровки и надутые губки. Заставила себя ей ответить. Мы пойдем гулять и есть мороженое. Будем «селфиться» в London Eye.

Я не хотела отходить от него ни на шаг. Словно была привязана к нему невидимыми нитями. Чувствовала, что это поворотный момент в моей жизни и все будет не как прежде. Что-то внутри меня кричало: «Лови момент! Это не повторится!» Время и расстояние – это лучший индикатор чувств, теперь я это знала. Теперь я была на стороне защитников термина «любовь». Но я так же твердо знала, что счастье обычно длится недолго.

Май, 2015

…что касается меня, то я в Бишкеке. Безумная неделя в Лондоне уже в прошлом. Все отметили, что во мне что-то изменилось после поездки. Говорят «светишься». Мама пристально посмотрела мне в глаза и, кажется, что-то заподозрила. Хотя держусь я как партизанка: «Лондон – чудесный город! Он так меняет человека! Вам всем обязательно нужно там побывать!» Ремарк писал правду: «Самый чудесный город это тот, в котором человек счастлив».

Но был момент в самолете, когда начали одолевать мучительные сомнения: «Что ты наделала! Опять поверила его красивым словам? Поехала за ним черт знает куда, переспала с ним и, счастливая, едешь домой. Одна. Вот ты дура! Тебя нае..ли (поимели) в прямом и переносном смыслах. Он хоть признался тебе в любви?» Я начала вспоминать… О нет! Действительно, он же ни разу не сказал: «Я люблю тебя». Он говорил тысячи слов, похожих на эти три слова. Но именно этих трех слов среди них не было!

Все эти мысли улетучились, когда по приезде обнаружила сообщение от него: «Я люблю тебя! Я так сильно тебя люблю, что готов на что угодно, чтобы теперь ты была рядом. Хочу прямо сейчас лететь за тобой и бросить все на …! Но остался один месяц уже, нужно вытерпеть. Я сначала приеду в Бишкек, побудем там неделю и поедем к родителям. Своим пока ничего не говори, я сам хочу сделать все, как положено. Я уже так соскучился по тебе, что не знаю, переживу ли этот месяц. Время застыло. Целую, шайтан!

P.S. Я уже так привык засыпать с тобой, что не понимаю, как я все эти годы спал один»

И снова все вспыхнуло. Все было правдой. И наши прогулки по Сэнт Джеймсу, и танец в полночь на крыше ME by Melia. Когда мы остались одни на террасе, он сказал: «Время танцевать» и протянул мне руку, приглашая на танец. Я улыбнулась: «Ты же не танцуешь?» «Ну, тут же кроме нас никого нет, так что никто не будет смеяться. Ты же не будешь смеяться?». Из опустевшего бара звучала старая песня Slave to love Брайана Ферри и улетала вдаль над ночными огнями города. Ветер трепал мои волосы, он убирал их с лица и обнимал меня все крепче. Когда начался припев, он тихо сказал: «Это про меня с тобой» и нежно поцеловал в лоб. И я поняла, что никогда больше не смогу спокойно слушать эту песню.

Май, 2015

…рассудительная в вопросах чужих отношений, превращаюсь в совершенную дурочку, когда дело касается своих собственных. Я боюсь даже писать это, но я сейчас в очень затруднительном положении… Прошло два месяца после нашего расставания, а мой возлюбленный еще не приехал. Ни строчки, ни звонка, ничего. В соцсетях его нет, сообщения мои не просмотрены. Боюсь, сбываются мои худшие опасения.

Июнь, 2015

Конец первой части

Продолжение тут

Автор: Элиза К.

Фотографии: Иллюстрация: Марета Келигова