8.12.2016
Развлечения / Рассказы

Рассказ Юлии Кулешовой "Юрта"

Войлочные стены юрты измазаны чем-то бурым. Неровные линии то обрываются, то расплываются в крупные потёки. У порога грудой свалены освежеванные туши каких-то крупных животных. Высокий светловолосый мужчина в белом калпаке, залихватски сдвинутом на бок, увлечён своим занятием: чуть высунув от усердия кончик языка, он погружает пальцы во вспоротые тела и после проводит рукой по юрте.


– А неплохо получается, - отступив на шаг, произносит он, - почти дизайнерская вещь. Свежо, оригинально, и традиции сохранены. Вот такой национальный орнамент.


Неделей раньше…


Не успел высокий светловолосый мужчина выйти из здания аэропорта, как голова едва не взорвалась от множества голосов. Местные таксисты, завидев потенциального клиента и намётанным глазом определив его состоятельность, облепили его плотной стеной и только что на ногах не повисли.


– Эй, парень, куда надо? Давай, отвезу? С ветерком, комфортом! – кричали одни.


– Ве а юр фром? Йал гет ю энивер! – пытались блеснуть способностью к межкультурному обмену другие.


– Все злачные места! Я покажу вам все злачные места! Кабаки! Девочки! Шашлык и кумыс! – козыряли третьи.


Устав сопротивляться агрессивному маркетингу, мужчина остановился и, вздохнув, спросил на русском.


– Сколько? Сколько будет стоить доехать из аэропорта до города?


Сильнейший акцент выдал в нём иностранца. Глаза таксистов засветились большим азартом, и даже фонари, казалось, поднатужились и засияли ярче.


– Две! Две тысячи!


– Полторы! Парень! Полторы!


– Тысяча! Всего тысяча!


Мужчина усмехнулся и обвёл толпу взглядом.


– Ты смотри-ка, прям как на аукционе. Только наоборот. Ладно, тысяча раз! Тысяча два… Кто меньше? – зелёные глаза приезжего откровенно смеялись. – Что, никто не хочет предложить меньше? Итак, тысяча – два… Тысяча – три! Продано! Господин в куртке из кожзаменителя, недавно евший бараньи кишки, подойдите и возьмите мой чемодан. Всем остальным удачного дня!


И, вручив багаж слегка опешившему таксисту, пытавшемуся незаметно себя понюхать, направился на стоянку.


***


– Туры по всему Кыргызстану! На автобусах, джипах либо велосипедах, в зависимости от пожеланий клиента, – вещала девушка на ресепшене туристической компании. На шее – красный тонкий шарфик. На кармашке белой блузки вышит флаг – жёлтое солнце с двумя линиями крест-накрест в нём на красном фоне. Красная помада под цвет юбки и туфель.


– А вас с собой взять можно будет? – заговорщически подмигнув, спросил блондин. Облокотившись на стойку, он откровенно пожирал глазами тур-оператора, – разобьём юрту где-нибудь в живописном месте вашей страны.


– Это вряд ли, – опустив глаза, ответила девушка. – В юртах, конечно, тепло и зимой, но не думаю, что вы готовы к таким испытаниям. Это почти экстремальный отдых, экзотика чистой воды.


– О, я люблю экзотику. И, думаю, найду способ согреться даже в страшный мороз. Знаете, за годы жизни в Европе я порядком устал от цивилизации и жажду новых впечатлений.


– Понимаю, напряжённый график работы, стрессы, да? – поддерживая беседу, тур-оператор уже подыскивала клиенту подходящий маршрут.


– Вроде того, – уклончиво ответил мужчина, – хочу отдохнуть и попробовать начать новую жизнь. Посмотрим, получится ли у меня.


– О, я уверена, вы справитесь, – лучезарно улыбнулась девушка и протянула ему прайс-лист.


– Хотелось бы верить, хотелось бы верить. Пока не сильно получается, – погрузившись в изучение бумаг, мужчина продолжал беседу, – меня ж вчера обокрали. Только приехал, и уже обокрали. И я даже не понял, как это у них получилось. Представляете, сел в такси – тысяча из аэропорта до города…


– Тысяча? – удивилась девушка. – Обычно пятьсот сомов берут с человека. В аэропорт со всей компании пятьсот, а из аэропорта с каждого по пятьсот.


– Что вы говорите… Так вот, сел я в такси, доехал до гостиницы, расплатился с этим негодяем, на чай ему дал ещё, а уже в номере обнаружил, что потайное отделение в чемодане опустело! Представляете, все деньги и кредитные карты пропали! Вот что за люди, а?


– Так вы…


– Не переживайте, на путешествие по вашей прекрасной стране у меня ещё осталось. Я ж не дурак, чтобы доверять людям. Кое-что было у меня при себе. Но гостиница! Что за гостиница! Я словно никуда и не уезжал!


– Что, такое хорошее обслуживание? Как в Европе? – расплылась в довольной, горделивой улыбке тур-оператор.


– Нет! Так же дорого! А учитывая, что кредитные карты у меня украли, связаться отсюда с банком у меня не получается, юрты – это выход.


***


Три дня они любовались красотами горной республики, а гость из далёкой Европы морщил нос от придорожных туалетов и придорожных же заведений общепита. Ночевали в палатках, в лучшем случае – гостиницах. И никаких юрт – только если национальной кухни отведать из грязных мисок.


– Где. Моя. Юрта? – на третий вечер спросил турист. Два гида только что вернулись в гостиничный номер из туалета, где просидели час с лишним. Даже их закалённые желудки сдались после попыток переварить очередной шедевр местных кулинаров.


– Слушай, мужик, ты достал уже всех своей юртой! – вскричал тот, что корчился от болей в животе сильнее всего. Второй по серости лица не уступал товарищу, но пока держался более-менее достойно, только выражение глаз было уже такое, что хоть икону пиши.


– Это вы меня достали. Я плачу деньги и жду, что культурная программа будет выполнена в том объёме, в каком оговаривалось в офисе туристической компании!


– Хорошо, – кивнул скорчившийся, – будет тебе культурная программа, будет тебе юрта… Любой каприз за ваши деньги, только заткнись. Не видишь, плохо нам сегодня?


– Нужно внимательнее относиться к выбору пищи, – флегматично отреагировал турист. Закинув руки за голову и вытянувшись на кровати во весь рост, он скучающе рассматривал потолок и люстру на нём: металлические трубки крест-накрест, почти как символ на флаге этой страны.


– Но ты ведь тоже ел с нами, – протянул из своего угла гид с глазами мученика, – почему нам плохо, а тебе нет?


Но турист ему не ответил. Он уже спал.


***


Обещанная культурная программа началась поздно вечером. Весь день гиды где-то пропадали и вернулись лишь после заката солнца. Натянуто улыбаясь, избегали смотреть в глаза. Говорили что-то про плохое самочувствие, вчерашний беш-бармак, обещали проводить…

Куда? – застёгивая пальто, спросил турист.


– Мы договорились с представителями другой туристической компании. Они предоставят юрту для ночёвки. Проведёте там ночь, посмотрите, как вам. Утром заберём вас и поедем дальше по маршруту. Всего день остался, пора бы уже в Бишкек собираться.


А в юрте туриста убили. Четверо мужчин, из местных, со смуглыми обветренными лицами сначала приветливо встретили его, предложили горячего чаю с мукой и жиром, а после закололи. Как барана какого-то. Только что за ноги не подвесили, чтобы кровь быстрее стекла.


Турист имел неосторожность закричать и получил ещё несколько ударов ножами. И когда он, бесчувственный, остекленевшим взглядом уставился на звёзды, видневшиеся в тундуке юрты, чужие руки зашарили по его телу, обыскивая, извлекая из карманов остатки денег.


Чёрно-синим, безучастным глазом наблюдала юрта за действом, разыгрывавшимся внутри неё. Войлочные стены снаружи казались почти белыми посреди гор, погрузившихся во тьму ночи, зато внутри плясало пламя: алыми всполохами на лоскутных одеялах, багровыми бликами на коврах, алчными улыбками на лицах.


– Ну всё, достали, – нарушил веселье очнувшийся турист и поморщился от истошного, по-женски пронзительного крика совсем не гостеприимных хозяев юрты. Вскочив на ноги, играючи перехватил за руку самого отчаянного из них – того, кто бросился на него с ножом, чтобы добить «клиента». Короткий хруст и вопль, полный боли, огласил окрестности.


– Ну что, поиграем? – подмигнув, спросил турист.


***

К рассвету юрта была практически полностью покрыта незамысловатыми узорами, а от тел на земле больше не шёл пар. Отступив, высокий светловолосый мужчина восторженно поцокал языком.


– Ай да я, ай да сукин сын, – хохотнул он и, присев на корточки возле тел, произнёс, обращаясь к ним. – Я хотел быть хорошим. Правда-правда. Но вы не оставили мне выбора. О, я долго терпел. И хамство обслуживающего персонала, и ужасные условия, не соответствующие расценкам. Я стерпел даже грабёж. Не стал искать водителя, чтобы наказать его за такую дикую, просто дикую наглость! Я терпел, когда не получал желаемое. И когда меня травили абсолютно несъедобной пищей, я тоже терпел. Все эти жалкие попытки облапошить меня… Их не счесть. Но ведь я сам виноват. Хотел сыграть в человека? Сыграл, называется. Так что... я долго терпел. Но, твари, на хрена вы меня продырявили? – он критически оглядел свою одежду, – такую дизайнерскую вещь испортили. Что ж, нужно покормить собак, не так ли? Думаю, вы с этим справитесь лучше, чем с моим убийством. А я, пожалуй, пойду. Надо гидов навестить, а то что-то они не торопятся меня забирать.


Автор: Юлия Кулешова

Фотографии: Наталья Ни