14.04.2017
People / Интервью

Ашир Чокубаев: «Театр и кино – это такое болото, из которого не выбраться»

Импозантный мужчина в шляпе, сохранивший задорный взгляд, бодрым шагом шел ко мне навстречу. «Я обязан выглядеть хорошо, кому интересно смотреть на дряхлого, больного актера?» – шутит на мой комплимент Ашир Чокубаев, артист отечественного театра и кино. Известный по характерным ролям он никогда не изменяет своему чувству юмора и тепло отзывается о своем втором доме – театре.


Начало творческого пути


Я родился в творческой семье, театр был рядом с домом. Мой отец был актером – знаменитый Назарбек Чокубаев, заслуженный артист, мама тоже была артисткой. И мы жили прямо во дворе театра, а по соседству с нами росли дети знаменитых людей: Рыскуловы, Куюковы, Кыдыкеевы, Абдыбачаевы. И у меня не оставалось другого выбора, как стать актером. Само собой как-то все решилось.


Я уехал учиться в Москву во ВГИК, а когда вернулся, мы уже переехали и жили возле «Октября», по соседству с Мыскал Омуркановой, Бубусарой Бейшеналиевой, Токтоналиевыми, Ураном Сарбагишевым. Среди них был главный режиссер кыргызского драматического театра Жалил Абдыкадыров. Я к тому времени успел на телевидение устроиться. А почему? Потому что я «кыргызча билбейм». Все у меня на русском: ясли, садик, школа, институт, литература, музыка… А в 1970 году, несмотря на незнание кыргызского языка, Жалил Абдыкадыров позвал меня в театр: «Ты что делаешь, давай в театр, нечего тебе здесь делать».


Меня пригласили – и я пошел, куда деваться, раз судьба такая. И сразу меня отправили на гастроли. Мы ездили по республике, так и выучил кыргызский в процессе работы. А потом снова и снова гастроли. Я в свое время был очень музыкальный, пластичный, общительный, играл на гитаре.



Свободная эпоха


Раньше друзья ждали, когда я приеду из Москвы, потому что я привозил песни, анекдоты, рассказы. В то время вся Москва гудела и восхищалась людьми с Арбата, поэтами от Евтушенко до Ахмадулиной. Все жили этой отдушиной после сталинских времен, все были свободные и шикарные. Тогда и пелись песни. Это создавало свой имидж, свой шарм, свою какую-то свободу. Здесь во Фрунзе, гуляя по Дзержинке, мы встречали таких, как Аалы Токомбаев, Туголбай Сыдыкбеков. И я как бы прикоснулся к этой эпохе, вырос на этих песнях, стихах. Я знал лично Айтматова, Гамзатова, Аксенова. Мы ждали каждый раз «Новый мир», чтобы прочитать что-то новое.


Сейчас нет таких актеров, как Евстигнеев, Смоктуновский, Самойлов, просто нет. Если говорить о кумирах из театра, то это, конечно, мой мастер Бабочкин, Быстрицкая, Царев. Я на них и учился. У нас был тот романтический театр классического пошива. Всегда приезжали русские актеры и режиссеры. И на них, на русской и зарубежной классике, мы выросли, и Бакен Кыдыкеева, и Даркуль Куюкова. Я с этими корифеями жил и работал. Тоже классиком стал.


Кино или театр


У нас, артистов, зарплата была маленькая, поэтому много работали: утром бежали на радио, чтобы прочитать там что-то юмористическое, потом в театр на репетицию, на телевидение, а вечером в массовке снимались, и так почти каждый день. Фильмы на кыргызский переводили. Вертелись, как могли, получали какие-то гроши, у нас очень маленькие ставки были поначалу. На эти деньги мы гуляли, ходили в «Юность» или «Ала-Тоо». Моя супруга, с которой я прожил 40 лет, после окончания инфака работала в университете, тоже бегала, преподавала. Тогда все крутились, как могли, нужно было детей на ноги поднимать.


Потом я попал в кино, и пошла роль за ролью: сначала «Дорога в Париж», потом российские фильмы, «Казахфильм», который для меня как родной. Меня тогда «открыл» для казахов великий режиссер Абдулла Карсакбаев, и с тех пор пошли «Погоня в степи», «Брат мой» и многое другое. Раз я больше всего снимался в Казахстане, то там значит положительный герой – казах, отрицательный – кыргыз. Я играл характерные роли, очень пластичный был, и даже преподавал фехтование, сценическое движение, ставил спектакли. Во многих среднеазиатских фильмах нужно уметь владеть саблями, пиками. У меня с института остались навыки, нас там и грим накладывать учили, и речь ставили, танцевать учили.


Я 30 лет прожил на сцене театра, театр – родной дом. Кино – это область искусства, которая в общем-то популяризировала меня, сделала более-менее известным. Кино оставляет свой след, потому что ты в кадре. Я не люблю смотреть свои фильмы, не нравлюсь себе. Стыдно иногда смотреть на себя, ибо разные фильмы, разные режиссеры, по-разному получалось. Однажды я сам попытался выступить в роли режиссера. Меня очень задела трагическая история жизни Бакен Кыдыкеевой. И я обратился на телевидение с идеей снять короткометражный фильм о жизни великой кыргызской актрисы. А мне выкатили прайс на монтаж, съемку. Я хотел еще снять фильм об Асанбеке Кыдырназарове, но такой ответ отбил все побуждения что-то делать в кино, такие фильмы о великих людях, видимо, никому не нужны.



Прощай, Фрунзе!


Раньше ты шел по городу – и тебя узнавали люди, в селах выходили на улицу, когда видели артистов и потом пересказывали друг другу, кто их посетил. После такого невозможно не вкладывать душу в спектакли, полностью отдаешься сцене.


Театр – это большая душа, которая тебя затаскивает в чужие образы, замочные скважины, подглядывания, писк драматургии, работу с партнерами, с музыкой. Это искусство, быть тем человеком, который подает свои переживания, и зритель вместе с тобой живет и сопереживает. Искусство театра, кино – это такое болото, войдя в которое, не вылезешь. Так я провел в нем 30 лет своей жизни. За это время я получил звание народного артиста.


В 2000 годах я ушел из театра, многих, с кем я когда-то работал, уже нет. Не было режиссера, как Бообек Ибраев, ролей не было, спектаклей, драматургии – театр разваливался. У меня даже сердце стало болеть, когда такое равнодушное отношение к театру стало, потому что я вырос в театре; это мой дом, моя семья, для меня здесь каждый стул, лампочка были родными. Пришла молодежь, которую я не знаю, не осталось почти никого, с кем мы всегда работали. Но у меня на душе легче стало, когда я ушел. Пусть теперь молодые выступают. Сейчас как зритель хожу в оперный и русский драматический театр, слушаю джаз.


Я не хочу преподавать, потому что это очень большая ответственность – обучить и выпустить курс, а потом не знать, куда их устроить, что с ними делать. Это была бы моя боль.


Читайте также: Тыттыбюбю Турсунбаева. И уплыла луна как лебедь



Я добился того, чего желал


Дальнейшие планы? Дай бог здоровья, главное. Я езжу в Алматы, у меня там друзья. Они зовут меня, приглашают старых друзей. А здесь я отказываюсь сниматься в кино – новые молодые режиссеры, я их не знаю. Они просят сняться бесплатно, обещают великий фильм. Я не могу сниматься просто так, я поставил себе такие рамки. А мемуары я писать не собираюсь, зачем? Мне было очень радостно, пусть эти моменты останутся яркими вспышками в памяти о том, как мы ходили с радостью на работу, хоть за это и платили малые деньги. Я добился всего, чего хотел в Кыргызстане и Казахстане, работал и в кино, и в театре. Есть сыновья, есть внуки, посадил дерево, дом построил, с женой прожили 40 замечательных лет. Жизнь удалась!


Фильмография:


2015 – Аманат (Казахстан), (в роли Манафа Сейдоглу)

2014 – Курманжан датка. Королева гор (в роли Эмира Музаффара)

2013 – Книга (Казахстан)

2011 – Жизнь коротка

2010 – Земля обетованная (Казахстан), (в роли Мамеджагала)

2006 – Меч Махамбет

2006 – Райские птицы (в роли Амир-ака)

2006 – Кочевник | Nomad /TheWarrior | Көшпенділер (Казахстан), (в роли Султана)

2003 – Каждый взойдет на Голгофу (Казахстан, Россия), (в роли Бурята)

1996 – Жамбыл (Казахстан), (в роли Шобдена)

1994 – Жизнеописание юного аккордеониста (Казахстан)

1993 – Батыр-Баян (Казахстан), (в роли Доржи)

1991 – Бегущая мишень

1990 – Очарованный странник (в роли Бакшея Отучева)

1990 – Каменный плен

1990 – Гамлет из Сузака, или Мамайя Кэро

1990 – Восточный коридор, или Рэкет по...

1989 – Нокдаун

1988 – Преследование

1986 – Верить и знать (в роли Карабекова)

1984 – Потомок Белого Барса (в роли Касена)

1984 – Песнь о любви (в эпизоде)

1983 – Дом под луной

1981 – Провинциальный роман (в эпизоде)

1979 – Погоня в степи (в роли атамана Кудре)

1975 – Дорога в Кара-Кийик (в роли Калыкова)

1971 – Брат мой (дублировал Эдуард Изотов)

1968 – Дорога в Париж (короткометражный), (эпизод)


Читайте также:


Саадат Чокубаева: "Если певица не поет живьем – она не певица"


Бакыт Байсариев: "Я мечтал стать водителем троллейбуса"


Абир Касенов: "Люди знают мои песни, но не меня"

Автор: Нурайым Рыскулова

Фотографии: Перизат Сабинова