2.07.2016
Люди / Интервью

Человек нового формата Кадыр Батырканов

Бросить хорошую работу и отправиться в рок-тур? «Запросто», – говорит Кадыр Батырканов, основатель и арт-директор агентства Mozgami Studio. Мы поговорили с талантливым дизайнером и музыкантом о чувстве стиля, профессионализме, о том, как можно позиционировать Бишкек на международной арене, и что такое патриотизм без прикрас.


– Стильный человек находится в согласии с самим собой, со временем и местом, в котором он живет. Как ты считаешь, чувство стиля врожденное?

– У человека гибкий мозг, и те ограничения, которые человек перед собой ставит – это только его личные проблемы. В сети много видео и гидов по стилю – можно брать и учиться. Вот понаблюдайте за детьми: пока они маленькие, у них нет понятия религии, политики, национальности и других социальных барьеров. Дети – это пучки энергии, которые стремятся раскрыться. Но есть примеры таких «открытий» и в более зрелом возрасте: один житель Баткена сделал из своего огорода райский сад, об этом даже сюжет сняли. Так вот, нам всем никто не мешает сделать что-то прекрасное. У нас страна возможностей.


Творческая профессия, с одной стороны, дает свободу, с другой – обязывает иметь дело с субъективностью. Что для тебя важно в работе?

– Большинство моих коллег-дизайнеров работает через фриланс-сайты. Я изначально не полюбил такую систему: рисовать на компьютере не так аутентично, мне надо видеть, как мой рисунок материализуется, я должен пощупать исходный продукт. Поэтому я стал работать с такими заказчиками, как заводы, производства, сервисные центры. Например, у «Шоро» [Кадыр делал для них айдентику. – Прим. автора] – я вижу их товар на прилавках, ощущаю, как он выглядит в пространстве, в котором мы живем... Как я распространяю информацию о себе? У нас на рынке работает принцип сарафанного радио, кроме того мы стараемся участвовать в фестивалях, любим поддерживать молодых дизайнеров.

"Меня часто спрашивают, не собираюсь ли я уехать из страны. Есть домашние мальчики, а я, наверное, домашний гражданин"


– Как ты чувствуешь и оцениваешь, что растешь как профессионал?

Раньше люди несерьезно относились к моему возрасту и опыту. А сейчас среди клиентов большинство тех, кто приходит и говорит: «Ты специалист, сделай, как лучше». Конечно, клиенты бывают из разного теста. Приходят люди, которые знают, что хотят, и мы рисуем для них без энтузиазма. Но появляются такие, кто признает, что им нужен профессионал, и кто может ему довериться. И, надо сказать, во втором случае наши идеи «выстреливают» лучше.


Что тебе больше всего нравится в Бишкеке и что бы ты изменил?

В Бишкеке нравится все! У меня была курсовая работа «Белая архитектура Фрунзе». Наш город называли белым городом из-за мраморных объектов, таких как музей им. В.И.Ленина (Исторический музей), Национальная библиотека, Дом офицеров, куранты, Белый Дом. Их строили из специально привезенного мрамора. Это визитная карточка города, как красные автобусы и красные телефонные будки в Лондоне. Можно было бы позиционировать Бишкек как белый город за счет строительства новых белых объектов и инсталляций. Для новых строящихся домов могли бы ввести ограничения по цвету: если вы хотите построить «элитку», то она должна быть из белого мрамора. Вторая фишка – у нас много зелени. Как сказали мои друзья-рокеры из Швеции, которые были у нас в гостях прошлым летом, наш город похож на уютные, тихие, небольшие европейские города. Об Астане, например, они сказали, что это город с искусственным пафосом, еще не обжитый.


А так, если смотреть на наш город, у нас нет серийности и принципиальности. Строится что угодно и как угодно по принципу «хочу сделать круче, чем у моего друга». В той же Бразилии есть город, все крыши домов которого красные. В Бишкеке не хватает малых архитектурных форм, как тот же бык в Нью-Йорке.

"Я изначально не полюбил такую систему: рисовать на компьютере не так аутентично, мне надо видеть, как мой рисунок материализуется, я должен пощупать исходный продукт"


Есть идеи, как это можно исправить?

У нашей студии в плане два проекта. Первый: мы хотим сделать огромный альчик. Кажется, это уже есть где-то на Алтае и в Китае, но и мы можем по-новому преподнести нашу культуру. Представьте, сколько людей захочет сфотографироваться на этом фоне. Может, в мире есть всего две-три нации, кто понимает назначение этого сустава. Но в этом и есть прелесть, этот проект выделится на фоне всего, что дизайнеры создают в мире. Вторая идея – создать в центре города шырдак из плитки, на нем можно будет лечь и сфотографироваться. А так, у нас же есть Агентство развития города Бишкека, они – за любые идеи. Сейчас пошла волна граффити, они поддержали это и помогли с административными вопросами.

"Я всегда стараюсь делать свое дело хорошо, чтобы человеку было не обидно выплачивать мне деньги"


То есть все возможно, было бы желание?

– Меня часто спрашивают, не собираюсь ли я уехать из страны. Есть домашние мальчики, а я, наверное, домашний гражданин. Придерживаюсь позиции, что мы должны любить свою страну со всеми ее негативными проявлениями. Если хочется жить в хорошем доме с хорошими соседями, то надо много работать. Я был горд за наших ребят, кто выигрывал на «Ред Джолборс Фесте» (Центральноазиатский фестиваль рекламы). Все знают, что в Бишкеке есть талантливые дизайнеры. Кроме того, они зарекомендовали себя на рынке СНГ по соотношению цены и качества.


У нас вообще непонятный синдром повальной критики: все плохо, и елка дурацкая. Недавно опубликовали новогоднее обращение президента, так там было столько желчных комментариев... Даже если у вас разные мировоззрения, все равно можно уважать человека. Это, видимо, защитная реакция. Можно спокойно жить и работать параллельно с властью. Но многие предпочитают вариться в замкнутом кругу, постоянно выясняя, кто сколько зарабатывает. Посмотреть вокруг – у нас четыре сезона, горы, чистая вода и воздух, красота. Но складывается впечатление, что на Фейсбуке или проамериканцы, или пророссийские. Я в этой социальной сети нашел только одну группу «За многонациональный и развитый Кыргызстан», где можно просто делиться успехами друг друга.


В целом, проблемы начинаются, когда начинают оценивать. Человека, его творчество, работу. Та же проблема юга и севера выгодна определенным силам, кто раскачивает эту тему в нужный момент.

"Можно спокойно жить и работать параллельно с властью. Но многие предпочитают вариться в замкнутом кругу, постоянно выясняя, кто столько зарабатывает. Посмотрите вокруг – у нас четыре сезона, горы, чистая вода и воздух, красота"


– А музыка для тебя – отдушина от всех мирских забот?

– В студенческие годы писал музыку, диджеил и даже видел себя больше музыкантом, чем дизайнером. Хотел зарабатывать этим на жизнь. Но потом потянуло в дизайн, и музыка отошла на второй план. Надеюсь, в будущем вернуться к музыке, может быть, тогда у меня будет совсем иное видение. Есть ситуации, когда ты делаешь музыку, тебе говорят «классно» и разговор заканчивается, а есть – когда твоя музыка становится трендом или даже входит в историю. Я увлекаюсь электроникой, также играю на барабанах, люблю рок и металл. Хочу больше выступать со своей группой The last day of silence. Мы, как единый организм, – вместе уже восемь лет, собираемся минимум два раза в неделю и репетируем.

"Музыкантам, как и художникам, доступны секреты мира, как матрица, по которой был создан человек"


Музыкантам, как и художникам, доступны секреты мира, словно матрица, по которой был создан человек. И музыка дает доступ к этим вещам. У Кандинского есть книга о восприятии цвета, и он проецировал это на музыкальные инструменты. Я понимаю, о чем он писал, что бывают быстрые звуки, высокие, низкие тона, все это работает по одной сетке. То, чем я занимаюсь, это одно и то же: тут карандаш держишь, а там – барабанные палочки. Мы сейчас пишем альбом. Если какому-нибудь лейблу понравится и нас позовут кататься по миру, то, скорее всего, мы бы рванули, хотя у всех есть работа. Опять же, у музыки есть своя мода, может быть, поиграли бы два года, а потом стали немодными. Но ради опыта в жизни стоит попробовать.


Мы думаем, что надо купить дом, машину, завести детей, а дальше?.. А бывают люди, которые хотят стать самым крутыми парашютистами. И им ничего другого не надо. Смысл жизни – растяжимое понятие, то, что ты делаешь, кому-то покажется дуралейством, а кто-то скажет: «Это крутой чувак». Мы бы могли стать кабачной группой и неплохо зарабатывать, но это были бы не мы. Опять-таки, как только начинаешь оценивать мир, он становится бессмысленным.


– Ты думаешь, что сможешь пронести этот задор через всю жизнь или с возрастом станешь консерватором?

– Я всегда стараюсь делать свое дело хорошо, чтобы человеку было не обидно выплачивать мне деньги. С одной стороны, это любимая работа, с другой – я исполняю важную задачу, мое предназначение. Как говорится, Бог создал архитекторов, а они построили города. Вообще, возраст – это выдумка человека. Его не существует. Есть биологическое старение, от этого никуда не денешься. Вопрос в другом, какая душа живет в этом теле. И здесь границ не существует.


Мне кажется, надо быть проще, но пользоваться всеми возможностями. Я не понимаю эти помпезные свадьбы. Самое дорогое – это ощущения, а все материальные предметы устаревают или теряются. Также не понимаю, почему у нас сложно попасть на прием к акиму или почему прохожие замирают, увидев депутатское авто.


"Есть биологическое старение, от этого никуда не денешься. Вопрос в другом, какая душа живет в этом теле. И здесь границ не существует"


– У нас многие хотят сделать карьеру в политике. А ты не исключаешь такой возможности для себя?

– Политика – очень сложная и ответственная работа, когда ты должен многим пожертвовать ради народа. Это такая же работа, как у дворника – каждый из них отвечает за функционирование общества. А у нас идут в политику, чтобы защитить свой бизнес.


Самое главное, чтобы люди не тратили время попусту. Каждый может вносить вклад в развитие страны. Поменьше жаловаться. Впустую не тратить средства на свадьбы, на просиживание в интернете или на тренинги «Как научиться зарабатывать деньги». Можно устроить субботник с друзьями и убраться в городе. Сначала нужно понять, что ты умеешь, а потом – надо ли это людям. Дворник или мясник – это тоже работа, а у нас вопросы статуса перекрывают все. Молодежь мечтает об обложке «Форбс», в то время как важнее понять, в чем именно твой потенциал и твоя миссия. Когда мы начинали, у нас не было интернета, мы учились по старым учебникам, и, если кто-то привозил книгу по графическому дизайну, мы делали копии и передавали ее из рук в руки. Сейчас у нас уютный офис, и при этом некоторые стажеры, которые к нам приходят, за месяц ничего не производя. И ты понимаешь, что все внешние факторы и условия ничего не значат. Главное, чтобы люди стремились делать свою работу на «отлично».

Автор: Дина Токбаева

Фотографии: из архива Кадыра Батырканова