8.12.2016
Люди / Интервью

Татьяна Малахова: «Быть девушкой в мужском бизнесе – это преимущество»

Глядя на изящную хрупкую девушку, которую то и дело отвлекали рабочие звонки на мобильник, сложно было поверить, что передо мной сидит хозяйка столярного цеха.Tilberry – никнейм, оставшийся с 12 лет, сейчас уже раскручивающийся бренд качественной мебели. Татьяна Малахова не так давно писала докторскую в Париже, а уже сегодня ездит на лесосклады, с четкой целью подобрать лучшие доски для мебели. Историк, учитель и переводчик с французского и английского, Татьяна сегодня заявила о себе как о лидере в мужском брутальном мире мебельщиков.


– Как ты пришла к мысли открыть свой столярный цех?


– У меня у самой гуманитарное образование, за спиной: исторический факультет бакалавриата МГУ, год магистратуры на переводчика с французского и английского языков в Страсбурге, потом магистратура по финансам в Праге и год докторантуры по антропологии в Париже. Я была крайне далека от своего нынешнего бизнеса. Наверное, я поняла, что мне очень нравится заниматься меблировкой во время учебы в Чехии, где мне пришлось самой обставить целую квартиру. На ремонт квартиры и подборку мебели у меня ушло ровно полтора года, пока я училась в магистратуре. Как сейчас помню: сама сижу на лекциях, а мысленно хожу по «Икеа» и подбираю подходящую мебель. Когда я вернулась в Бишкек и выяснилось, что в рассрочку по хорошей цене продается мебельный, я поняла, что нашла то, что давно искала. Продала свою меблированную квартиру и погрузилась в новый бизнес.


– Каково было вернуться в Кыргызстан после долгого отсутствия?


На мою печаль, когда я вернулась в Бишкек, у меня практически не было связей. До отъезда за границу я училась в закрытой школе с 8 одноклассниками, из которых половина разъехалась по миру. А все друзья, нажитые в студенческие годы, остались, кто в России, кто во Франции, кто в Чехии. В каком-то смысле пришлось все начать с чистого листа. Поэтому заказов вначале было не очень много, и я даже пыталась совмещать работу в цехе с работой по специальности – преподавателем истории и классным руководителем в школе. Работать с детьми – бесконечно весело, и я очень прикипела к этой работе. Но со временем поняла, что пока не посвятишь себя полностью одному делу, бизнес с места не сдвинется.


Будучи предпринимателем, приходится каждый день работать над собой. Я по натуре интроверт, но для того, чтобы развивать свой бизнес, необходимо постоянно идти на контакт и не бояться общаться с новыми людьми. В целом, мне кажется, что когда ты начинаешь вести собственное дело, твой характер претерпевает серьезные изменения. Начинают проявляться такие черты, которые ты сама от себя не ожидаешь. Даже многие мои близкие заметили, что за эти 1,5 года я стала более собранной, принципиальной и, пожалуй, более жесткой, чем раньше. Наверное, каждый бизнесмен, когда чувствует, что что-то угрожает его компании, своим поведением напоминает хищника, который защищает своего детеныша.


– Как тебе удалось сохранить женственность в таком жестком бизнесе?


– Я очень благодарна Султану, моему молодому человеку, который с пониманием относится к моему насыщенному рабочему графику и помогает мне переключаться от работы, абстрагироваться от нее. Вначале я воспринимала это в штыки, думала, что он просто не воспринимает мою деятельность всерьез. А потом поняла, что таким образом он дает мне возможность передохнуть и хоть немного отойти от работы и напряжения. И теперь, когда мы встречаемся, я сама стараюсь переключиться с работы на обычную жизнь и снова становлюсь нежной и внимательной, словом, обычной девушкой, которой тоже хочется любить и наслаждаться жизнью.


Начиная свой бизнес, нужно понимать, что у тебя очень долго не будет нормированного рабочего дня. Не получится просто закрыть за собой дверь кабинета и до следующего утра забыть о цехе, ведь у тебя есть обязательства перед собой, клиентами, сотрудниками. И ты работаешь постоянно, ведешь бухгалтерию, думаешь о рекламе. Пожалуй, это серьезное испытание и для отношений, и для семейной жизни. Мне, в этом смысле, очень повезло, что рядом со мной есть человек, который очень спокойно и терпеливо к этому относится. Мы находимся с ним на одной волне, оба привыкли много работать, и отдаем себе отчет в том, что сейчас именно то время, когда нужно строить карьеру и закладывать фундамент для успешного будущего.



– С какими сложностями тебе пришлось столкнуться в бизнесе?


В самом начале я не совсем осознавала все сложности и предстоящие риски. Мне казалось, что достаточно просто нанять хороших рабочих – и дело шляпе. Но путь от обычной деревяшки до качественного изделия оказался гораздо сложнее. Важно было самой вникнуть во все процессы. И, к сожалению, многое пришлось узнать методом собственных проб и ошибок.


Когда мы купили этот цех, в нем уже работало порядка 5 мастеров. Но многие с приходом, мягко говоря, нетипичного для мебельного производства начальника запаниковали и начали искать новое место работы. Пришлось всем и себе в первую очередь доказывать, что я не белоручка, не боюсь пыльной работы, готова вникнуть во все тонкости производства, задавать глупые вопросы и постоянно чему-то учиться.


– Как тебе удалось наладить работу в абсолютно незнакомом для тебя деле и завоевать уважение в мужском коллективе?


– При налаживании рабочего процесса самым важным было определить и поставить под контроль все ключевые моменты производства. При изготовлении мебели, есть такие критические точки, упустив которые из внимания, рискуешь загубить целый заказ. В частности речь идет о выборе подходящей древесины. Хорошая доска должна иметь определенный процент влажности, минимум узлов или смолянистых карманов. Чтобы научиться всем этим тонкостям, я сама ездила вместе с ребятами на лесосклад, карабкалась по стопкам сложенных досок, смотрела, какие доски они выбирают для работы, а какие отбраковывают. Еще один ключевой этап работы – это качественная шлифовка изделия. Существует масса способов и приспособлений для придания заготовке идеальной гладкости: это и специальные станки, и ручные инструменты, и даже губки разной формы, жесткости и зернистости. Бывает, что невооруженным глазом изъяны шлифовки очень сложно заметить, но стоит нанести на изделие финишный слой лака или краски и все недостатки – вылезут наружу. Чтобы избежать этого, прежде чем отправить заготовку в малярную комнату, мы вместе с технологом внимательно осматриваем каждую деталь под разными углами освещения. Чтобы понять, как этот процесс работает изнутри, мне пришлось самой простоять целый месяц на шлифовке. Нанесение финишного слоя на изделия – это тоже целая песня. Здесь самое главное – качественные материалы. Чтобы найти нужных нам поставщиков, я ездила на профессиональные выставки в Алматы, ходила на различные мастер-классы и доводила до изнеможения продавцов-консультантов своими бесконечными вопросами. Выглядела ли я глупо? Однозначно. Каждый день. Выручало одно: в Кыргызстане по-прежнему распространено мнение, что девушка не обязана разбираться в сложных технических вопросах, а поэтому специалисты терпеливо рассказывали, показывали и делились со мной своим опытом.


– Как ты справлялась со сложностями и неудачами?


– Конечно, как и на любом производстве, где большую роль играет человеческий фактор, у нас тоже случались свои провалы и ошибки. В эти моменты самое важное – это взять себя в руки, не искать виноватых, а принять перед заказчиком полную ответственность на себя и защитить свою команду.


Когда ребята увидели, что все трудности, провалы, нехватка знаний и опыта не сломали меня, а, наоборот, подстегнули к дальнейшему развитию, они поверили, что у нашей мастерской есть будущее. Со временем стали возвращаться те мастера, которых вначале испугала моя молодость и отсутствие опыта. Сегодня наш коллектив вырос до 16 человек. Это надежная команда, где мастера свободно делятся своими профессиональными секретами, поддерживают друг друга и всегда приходят на выручку. А это, поверьте, большая редкость среди настоящих мастеров своего дела.


Конечно, сейчас еще рано говорить о том, что я владею исчерпывающими знаниями о столярном деле. На сегодняшний день моя главная настольная книга – это учебник преподавательского состава КГУСТА по деревообработке. К тому же, столярный бизнес – это очень динамичная сфера производства, постоянно появляются новые материалы, оборудование, приемы обработки. Чтобы держать руку на пульсе, необходимо каждый день узнавать что-то новое, мониторить интернет-порталы, беседовать и списываться со специалистами.


– В чем особенность мебели Tilberry и вашего цеха?


– Пожалуй, особенность нашей компании состоит в том, что мы не боимся необычных заказов. Более того, мы даже рады оригинальным дизайнерским решениям и готовы экспериментировать. Многие крупные и уже состоявшиеся компании не спешат тратить свое время на разработку технологических карт для редких и нетипичных изделий, ведь зачастую в таких случаях очень сложно правильно рассчитать прибыльность продукции, сроки его изготовления и т.д. У нас в Tilberry к особым заказам другой подход, благодаря им, мы оттачиваем свое мастерство, узнаем возможности своего оборудования, создаем яркое, интересное портфолио. Поэтому мы не боимся браться за необычные или маленькие заказы. Мы готовы уделить клиенту максимум времени, чтобы вместе выбрать оптимальный материал будущего изделия, сравнить разные варианты дизайна и конфигурации, словом, оговорить все до мельчайших деталей. Мы стремимся предоставлять отличный сервис всем нашим клиентам вне зависимости от объема заказа: будь то детская игрушка из дерева или деревянный кухонный гарнитур.


– Как клиенты реагируют, когда их встречает молодая хозяйка цеха?


Удивляются поначалу, ведь многие думают, что столярное дело – это сугубо мужской бизнес. Между тем характерно, что большинство заказчиков – это как раз женщины. Поэтому в том, что я девушка – есть большое преимущество. Клиенткам комфортно вместе со мной по несколько часов подбирать и сравнивать разные оттенки фасадов цвета айвори или перемерить более десяти ручек к будущей кухне, выбрать одну, а потом внезапно передумать, вернуть их в магазин и начать все поиски заново. Учитывая, что не у всех мужчин хватает энтузиазма полностью погрузиться вместе с клиентом в этот процесс, я стараюсь лично держать первый контакт с клиентом. Таким образом, я могу быть уверена, что наши заказчики одновременно получат и квалифицированную консультацию по техническим вопросам производства, и удовольствие от свободного полета фантазии в процессе детального обсуждения дизайна будущего изделия.



Какие из реализованных проектов тебе запомнились больше всего?


– Мне очень нравится работать с дизайнерскимии архитектурными студиями. Одни из наших любимых партнеров – это студия Big Fish под началом дизайнера Марины Вареховой. Совсем недавно мы вместе сдали очень интересный проект в стиле лофт для компании «Нуртелеком». Красивейший проект с национальным колоритом нам доверила осуществить архитектурная лаборатория Photon. Сотрудничество с профессиональными студиями по дизайну интерьера позволяет нашей мастерской попробовать себя в самых разных стилях и направлениях.


В Tilberry всегда очень рады заказам от детских садов. Настоящее удовольствие наблюдать, как дети радуются приезду новой мебели, с любопытством следят за процессом установки и спешат опробовать нашу продукцию на деле. Детские сады у нас в городе в последнее время идут в ногу со временем и чутко следуют последним тенденциям в сфере образовательных услуг. Например, большой популярностью пользуется развивающая среда Монтессори, выполненная исключительно из натуральных материалов. Мы начали производить настенные модули Монтессори для развития мелкой моторики у детей и вскоре убедились, что многие детские сады готовы инвестировать в мебель и оснащение, разработанное по этой системе.


Мое личное пристрастие – это наш кукольный домик, который стал настоящим хитом продаж. Сегодня его можно встретить уже во многих детских садах нашего города. А многие родители, видя какой популярностью домик пользуется у малышей в детском саду, приобретают его и для домашнего пользования. Словом, изделие оказалось настолько удачным, что кукольный домик стал нашей первой моделью, производство которой мы смогли поставить на поток.


Также одним из самых запоминающихся заказов стали урны для сбора пожертвований в пользу Первого детского хосписа. Перед Новым годом мы с ребятами прочитали в Facebook, что в Бишкеке появилась такая важная социальная инициатива, как помощь неизлечимо больным детям, которые больше всех нуждаются в нашей поддержке и заботе. Мы поспешили обратиться к основателям хосписа и предложить им свою помощь на безвозмездной основе. Вскоре к нашей мастерской обратились из хосписа с просьбой изготовить урны для сбора пожертвований в форме домика. Мы сделали около десятка домиков с белыми стенами и розовой крышей, которые были расписаны детками собственноручно.


– Ты прожила большую часть сознательной жизни за рубежом, как это отражается на твоих вкусах и предпочтениях в работе?


– Любые путешествия расширяют кругозор, позволяют посмотреть по-новому на самые привычные вещи, в том числе и на мебель. В мире мебели есть своя мода, и за ней нужно следить. При подборке моделей мы ориентируемся на Францию, Италию, а также на скандинавских и американских производителей мебели. В последнее время в Европе большой популярностью пользуется декоративная обшивка стен деревянными панелями. Мы были счастливы осуществить несколько таких проектов и у нас в Бишкеке. Конечно, пришлось поломать голову над выбором материалов так, чтобы это было «как на картинке» и при этом не слишком накладно в финансовом смысле. Но в итоге результат порадовал и нас, и заказчика: красивейший эффект состаренного дерева, достигнутый при помощи контрастной покраски с проявлением пор.



– Что ты скажешь о предпочтениях заказчиков на рынке?


– Сегодня в Кыргызстане большой популярностью пользуется мебель в классическом стиле. Это довольно сложное в техническом плане направление, подразумевающее множество резных декоративных элементов и покраску с итальянской техникой патинирования. Никогда не забуду наш первый заказ на кухню в классическом стиле. Мы сразу предупредили заказчицу, что это будет наша дебютная работа в этом направлении, на что она, смеясь, ответила: «Не переживайте, у меня легкая рука». И действительно с тех пор мы уже не раз успешно сдавали проекты в классическом стиле и каждый раз вспоминаем добрым словом нашу самую первую и самую смелую заказчицу. Решено было, что, когда мы откроем собственный шоурум, модель классической кухни, созданная по ее проекту, будет названа в ее честь – «Асель».


– Чем отличается менталитет кыргызстанцев от европейцев, если говорить об уюте?


– Посещая фамильные дома в Праге, Страсбурге или Париже, я всегда отмечала, насколько трепетно и с большим уважением европейцы относятся к антикварной мебели. К нам это понимание только начинает приходить. Поэтому, если мы узнаем, что у заказчика где-нибудь хранится старая, дореволюционная мебель, мы всегда рекомендуем ее отреставрировать. Конечно, реставрация старой мебели зачастую обходится гораздо дороже, чем приобретение новой меблировки из более дешевых и современных материалов. Но именно антикварные вещи, передаваемые из поколения в поколение, как семейная реликвия, хранят в себе позитивную энергию.


– В каком направлении ты планируешь дальше развиваться?


– У нас в планах открыть собственный шоурум, где можно будет купить готовые изделия, а также получить консультацию дизайнера и оформить индивидуальный заказ. Мне бы хотелось, чтобы шоурум мебельной мастерской Tilberry стал местом, куда можно прийти как за небольшой декоративной вещицей из дерева, так и для заказа полноценной встраиваемой мебели. Ведь иногда достаточно всего одной детали, выполненной из натуральных материалов и со вкусом, чтобы преобразить привычную обстановку в целой комнате.


Пожалуй, нет ни одной культуры, представители которой не использовали бы дерево в быту и для создания уюта в доме. И мы в Tilberry видим свою миссию в том, чтобы познакомить бишкекчан с традиционными и совершенно новыми направлениями в мировой мебельной индустрии. Не забывая при этом, что и у нас самих, в Кыргызстане, существует интереснейший самобытный этно-стиль, который следует развивать и открывать миру.




Автор: Нурайым Рыскулова

Фотографии: Диля Муминова