27.01.2017
People / Журнал Elime

[Журнал Elime] Чолпон Султанбекова: "Все, что у меня есть, я отработала потом и кровью"

В выпуске №14 (2015 г.) журнала "Элиме" вышло откровенное интервью с Чолпон Султанбековой, на тот момент она была вице-спикером Жогорку Кенеша Кыргызской Республики. Чолпон Аалыевна откровенно рассказала о своей личной жизни в беседе с Яной Кулишовой.



Ты помнишь, как все начиналось…


– Если бы про мое детство снимали фильм, это был бы жанр драмы. Хотя нет, драма бы отдыхала в сторонке. Это была бы трагикомедия с элементами детектива. Как самому старшему ребенку в семье, мне доставалось все – от уборки и готовки, заканчивая нагоняями за двойки моих младших братишек и сестренок. Я готовила, бесконечно мыла посуду, стояла в длиннющих очередях, вывозила нескончаемый мусор, мне никогда ни в чем не было поблажек и я всегда была в чем-нибудь виновата. Это, наверное, такая своеобразная карма старшего ребенка. Но больше всего бесило то, что «девчонкам нельзя, а мальчикам можно». Конфеты все пацанам, самое вкусное оставь пацанам, в активные игры не играй, ты же девочка! В итоге меня так все это достало, что я начала жить в режиме протеста.


Так озорная Чолпон стала играть в лянгу, учиться свистеть, лазать по деревьям, драться с мальчишками и играть в казаки-разбойники.


– А еще я ходила с пацанами в гараж! – с азартом рассказывает сегодняшний вице-спикер. – Я крутила с ними гайки, училась чинить машины, велосипеды, подавала ключи, слушала их байки, училась плеваться, как «старшаки», и по-пацански свистеть. Короче я всегда была «своим пацаном» для дворовых ребят. Даже когда мы шли в кинотеатр, я никогда не садилась с подружками. Девчонки шли в кино, как на праздник, наряжаясь в красивые платьишки, садились на первые ряды и, скромно потупив глазки, смотрели фильм. А Чопа пришла в кино в джинсах и в футболке, засела на галерке с пацанами и сидит кино освистывает.


Именно в таком состоянии протеста Чолпон Султанбекова встретилась с главным мужчиной своей жизни. На тот момент она окончила институт в Мичуринске, ее ровесницы уже начали выскакивать замуж. Красавец-спортсмен Баяман ворвался в ее жизнь самым настоящим торнадо. Он легко покорял женские сердца и, стоило ему где-нибудь появиться, как все девушки начинали к нему тянуться. Но только не Чолпон. Красивая строптивица с пронзительными глазами безраздельно завладела вниманием Баямана, но вот беда, совершенно не отвечала ему взаимностью, более того, собиралась замуж совсем за другого парня.


– Я дерзкая была, а ему видать, захотелось укротить мой нрав. Парень он был завидный. Баяман к девушкам подходит, и они все падают, падают, падают и сами собой штабелями укладываются. А еще знаешь, фишка раньше такая была у «дЭрзких-четких парней»: белая рубашка из тонкой ткани, в нагрудный карман положить 25 рублей, бордовая такая купюра, чтобы она просвечивала. Понт такой: «Зацени, какой я крутой!». Причем эти 25 рублей он мог никогда и не потратить, но пыль-то в глаза пустить надо! Вот и Баяман так делал. Я смотрела на него и думала: «Ну, что за позёр!». Тем более я знала этот прикол, и меня всегда пробивало на смех.


Баяман-завоеватель не сдавался без боя и приставлял к возлюбленной свою свиту из спортивных ребят, которые следили за каждым шагом непокорной Чолпон.


– Однажды ко мне из Бишкека прилетел делать предложение один поклонник. Взял у мамы кольцо с бриллиантом, назначил мне встречу в кафе. Я пришла и вижу, вдалеке стоит Баямановский амбал с таким выражением лица, что я понимаю: все, приехали! Спасать пацана надо и вывести его через черные ходы и потайные тоннели, чтоб не убили к чертовой матери. Я ему говорю: «Пошли отсюда». А он мне дрожащим голоском: «Не пойду!». Я ему говорю: «Жинди, азыр Баяман өлтүрөт сени». И тут заходит второй амбал, дерзко и нагло ставит рядом с нами стул с таким грохотом – тарс! – сел борзо и говорит: «Че, братан, зачем приехал?». Тот отвечает: «По делам…» – а сам трясется весь. Меня взбесила эта ситуация, и я попыталась наехать на этого амбала: «Тебе-то что?!» А тот жестом мне, значит, показывает: «Молчи, женщина, тебя не спрашивают».


– И че, – продолжает амбал, – когда уезжаешь?


– Ну, побуду еще здесь.


– Не побудешь. Ты возьмешь свои ноги в руки и первым же рейсом свалишь отсюда. И чтобы на пушечный выстрел к ней не подходил. У тебя на все про все 18 часов. Не улетишь – пеняй на себя.


Тот что-то хотел сказать и стал вставать со стула, но амбал схватил его за плечи и силой посадил обратно. Потом амбал ушел, а мой столичный мачо говорит, что выйдет на пару минут. Вышел и не вернулся.



Так всех потенциальных женихов Чолпон распугал Баяман. А через две недели после этого случая он авторитетно заявил ей, что она станет его женой.


– Здрасьте, мама, Новый год! – отвечаю ему я. – Сейчас прям!


– Я сказал – будешь. Иначе сожгу дом твоих родителей.


Я даже немного опешила.


– В смысле, сожжешь?


– Я тебе повторяю: не пойдешь за меня замуж, сожгу дом твоих родителей. Усекла?


Как-то сижу на работе, и мне на работу звонит отец. Я подхожу к телефону, и папа меня спрашивает:


– Ай, балам, Баяман деген ким?


– Да выпендрежник один, пап, а что?


– Да вот…Сватаются тут к тебе…


– Как сватаются?!


– Говорю же, мама, дядя, бригада целая. Стоят на улице с бараном и коровой. Чего неясного?


Папа их выслушал, про их хозяйство, родственников, десятерых детей, и говорит мне:


– Чопа, ты же не выдержишь. С твоим характером непокорным… Да они проглотят тебя своей когортой за несколько дней, ты что!


Первый раз родители отказали, второй раз тоже отказали, потом приехала моя бабушка и отругала всех:


– Вы что, нельзя отказывать несколько раз! Счастья потом у девочки не будет!


А потом я смотрю, что-то моя родня с его родней уже обнимаются, плачут, смеются. И, как оказалось, за меня уже все решили. Так мне вынесли приговор – быть мне женой Баямана.


Костюм: PODIUM

Украшения: ORO


Укрощение строптивой


– Выхожу с работы и вижу, как он довольный собой стоит рядом со своей «шестеркой» вишневого цвета. Смотрит на меня, ехидно улыбается и говорит: «Ну, что жена?!». Пошли мы с ним в ближайшую столовую. Он взял цыплят табака, сидит ест их с упоением. Сидит и бесит меня. В тот момент я не думала о платье красивом, не думала о свадьбе, в голове болела единственная мысль: «Это как же я с ним спать-то буду?» И, казалось бы, сложен хорошо и внешне приятен, но вот эти его манеры раздражали не на шутку.


В любом случае большой романтики я не ждала. Индийской любви у кыргызов никогда не было и не будет. Все эти страсти, признания в любви до гроба – это не про нас. Кыргызы никогда не демонстрируют свою любовь. Они любят, но никогда не показывают.


Но что я вижу сейчас? Разные фото и видео с лавстори на показуху. Лепестки роз, свечки и прочая ерунда. А за пределами этих пафосных лавстори что на самом-то деле? Это миф, блеф, хорошая работа оператора, монтажера, фотографа. Я считаю так, что если лавстори, то она должна быть правдивой. Начиная от драк, ссор, заканчивая вытаскиваниями с дискотек за шкиряк, когда ты задержалась на танцах с девчонками. Не думаю, что кыргызский парень пойдет тебе под окно рассыпать лепестки роз и петь серенады. Нет! Он любит, да, но любит совсем по-другому.


Подарки да, цветы да – но без фанатизма.


Однажды у меня был случай, когда муж мне подарил целое море цветов, и то, только потому, что накосячил и хотел загладить свою вину. И, что, вы думаете, было дальше? Цветы завяли, превратились в кучу мусора, и я сама грузила этот флористический мусор в трактор. Нет, бы, сам привез – сам убрал. Нет же: «Ой, Чопа, убери сама». Все! Он же получил мое прощение, а значит убирай сама.


– Но значит, все же были цветы! А вы говорите…


– Так до этих цветов знаешь, сколько всего было? Он мне всегда говорил, мы будем очень богаты. Но в начале было все по-другому: сидишь в кыштаке 8 месяцев в Карадарье без душа, без горячей воды, драишь эти казаны жуткие хозяйственным мылом, после которого остается жуткий запах, а потом в этом же казане греешь воду, чтобы помыться. Помоешься этой вонючкой, причем не где-то, а в стойле, после того, как скот выгонят на пастбище. Брррр! Я заходила в стойло, ставила два кирпича, на них доску, становилась и мылась. Романтика!


Костюм: PODIUM

Украшения: ORO


А вокруг молва судачила, мол, притащил младший сын Эркинбаевых русскую жену. Так называли Чолпон за ее городское происхождение, настолько она была далека от здешних устоев и традиций. Хотя, как она сама призналась, сельская жизнь, действительно, то еще приключение.


– Как-то мама Баямана взялась учить меня печь лепешки в тандыре. Говорит: «Хорошо прилепи лепешку, если отвалится с тандыра лепешка – позор для невестки, смотри!» Ну, я такая перепуганная, положила тесто на рукав, старательно шлепнула по тандыру – не прилипла лепешка, на рукаве осталась. Ладно, попробуем еще раз. Я зажмурилась, замахнулась и ка-ак треснула по тандыру со всей дури. А сама замерла. В доли секунды поняла: что-то не то. И тут такой раскатистый грохот раздался, и тандыр просто развалился на моих глазах. Я в ужасе думаю, ну приехали! Русская жена Баямана тандыр развалила!


Свекровь в ужасе, я в шоке, залезла на большой камень во дворе и сижу, жду Баямана, а сама думаю, и как после такого позора дальше жить? Он возвращается и говорит:


– Ты что тут сидишь?


– Тебя жду.


– Соскучилась, что ли? Пошли в дом!


– Не пойду!


– Ты чего натворила?


– Не могу сказать!


– Дурная, что ли? Пошли в дом!


– Не пойду!


Все-таки зашли в дом, он подошел к свекрови, целует ее, мол, апа, здравствуй! А свекровь демонстративно сердито чай пьет.


– Да что у вас случилось, апаке? Что эта дура во дворе там сидит и в дом не идет?


Кайнене фыркнула и кивнула в сторону погибшего тандыра.


– О, у вас тандыр сломался что ли? – как ни в чем не бывало спросил Баяман. Это добило ее совсем.


– Сломался?! Да это она сломала! – и как давай меня ругать!


А Баяман ей спокойно так говорит:


– Апа, ну, это же всего лишь тандыр, сейчас с Чопой съездим и купим тебе новый на другом конце села.


Справили мы свекрови новый тандыр и потом, когда я ей говорила: «Апа, давайте с лепешками помогу!», она каждый раз в ужасе шарахалась от меня: «Ой, рахмат, кызым, я сама!»


Что уж там говорить, весело им было со мной. Однажды на меня стадо коров побежало. Баяман орет: «Чопа, отойди!» А я в панике, ступор поймала и на месте стою. Потом схватила камень и швырнула в стадо. Они только припустили, и я поняла, что мне конец. Я развернулась и пустилась наутек. Бегу от этих рогатых, а у самой жизнь вся перед глазами проносится. Я залетаю во двор к соседке, обнимаю ее, типа «спасите-помогите!» Коровы за мной, выломали калитку, вытоптали весь огород. Потом на следующий день смотрю: мой свёкор сидит смиренно калитку у соседки чинит…


Надо сказать, что поначалу вела я себя с Баяманом отвратительно. А потом я села и задумалась: «Чопа, стоп, что ты делаешь, тебе же жить? Пузо уже на нос лезет, а ты все выпендриваешься! Все, Чопа, оозунду жап! Запарила уже и всех и себя саму!» Один раз я так его достала, что он ка-ак швырнул меня об стену, что я трафаретом впечаталась в нее. Меня пока со стены соскребали, я думала, вот это я достала мужика, раз он руку на меня поднял.


Загнав подальше свою гордыню, я стала выискивать в муже позитивные стороны. Какой он у меня? Красивый. Как разденется… Ну вот честно, такого красивого и спортивного тела я ни на одной фотографии не видела, как Аполлон, вытянутый был. А эти злючки-родственницы, у которых толстые и некрасивые мужья, пьют, не зарабатывают, пузо до пола висит, смеют что-то говорить на моего Баямана! А у меня красивый муж, деньги зарабатывает, меня защищает. И, в общем, решила я пойти на примирение. Захожу на кухню, подсаживаюсь и говорю: «Я хочу с тобой поговорить, но ты давай сначала извинись, за то, что ты меня об стенку, а потом будем разговаривать». Баяман покосился на меня и говорит: «Ладно. Уговорила. Чего ты там сказать хотела?» –«Давай жить, не ругаться?» – «Уууу… – лоб потрогал, – температуры нету? Астагфируаллах, чего это с тобой случилось?..»


Со временем мы не просто стали мужем и женой, мы стали союзниками. У нас не было фальши. Я никогда не притворялась в отношениях с Баяманом. Всегда была искренней. Между нами всегда все было предельно ясно. Я знала, кто за ним бегает и какие девчонки ему пишут. Другая бы устроила истерику, но я помнила – мы решили больше не ругаться. Вот она настоящая лавстори, а не эти сопли пафосные, в которых ни капли правды.


Костюм: PODIUM

Украшения: ORO


Непростой характер Чолпон не давал скучать ее новой семье. Тем не менее, бабушка Баямана называла Чолпон «акжолтой келин». Так называют невесток, с приходом которых в семью приходит благополучие и достаток. Родственники Баямана до сих пор называют Чолпон Аалыевну благословением для семьи Эркинбаевых.


Страсти лихих девяностых


– В бизнесе во времена лихих девяностых мы были как слепые котята. Я открыла ОсОО, а сама не знаю, как правильно делать бизнес. Когда бухгалтер мне что-то объяснял, я кивала с умным видом – я же директор, сама себе фирму открыла. А потом приходила домой, смотрела в зеркало и говорила: «Чопа, ну ведь ты же ни черта не соображаешь в этом!»


Но, как говорится, плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Я решила пойти на бухгалтерские курсы, чтобы хотя бы иметь представление о том, что происходит у меня в бизнесе и первое время это был сущий кошмар. Преподаватель что-то объяснял, а я хваталась за голову и думала: «Какой баланс? Какой актив? Вы о чем вообще, люди?» И там я увидела одну девушку: упорная такая, усердная, умная. «Матиева, к доске!» – она к доске и любую задачку на раз решает. Потом я вернулась на работу и мой бухгалтер говорит: «Чолпон Аалыевна, нам нужен хороший кассир». Тогда Кара-Сууйский рынок набирал обороты, крутились большие средства. Я дала задание своим ребятам: «Найдите Матиеву и привезите мне!» Но парни неправильно меня поняли и привезли ее мне в охапку, чем изрядно ее напугали. Она, бедная, смотрит на меня квадратными глазами, испуганная, и я ей говорю: «Ты извини нас, парни неверно меня поняли просто. Ты мне нужна как специалист». С тех пор дела пошли в гору, я набрала толковых людей. У меня четкое чутье на профессионалов. Я ценю умные головы.



О времени, которое не лечит


– Хочу спросить и боюсь… Что вы чувствуете сейчас, когда прошло столько лет после смерти супруга? Вы по-прежнему ощущаете одиночество?


Это проблема, которую не расскажешь словами, решение которой не купишь деньгами. Я верила, что время – доктор, который может меня вылечить. Но время не лечит. Мне казалось, что вот-вот, еще чуть-чуть и станет легче. Вот это я пройду, вот это пройду, а потом еще это пройду – и все кончится. Но оно не кончилось. Может быть, кто-то сейчас подумает, ну вот, начала жаловаться. Чего ей еще не хватает? Деньги есть, дети есть, положение в обществе есть. Но это все стереотипы. Если все это есть, это вовсе не значит, что женщина не хочет быть счастливой как любимая и любящая женщина. Я в корне не согласна с тем, что сильной женщине никто не нужен. Еще как нужен. Когда женщине говорят: «Ты сильная, ты мать, ты должна ради детей».
Это не есть слова поддержки, это слова соболезнования. Они не решают проблемы одиночества женщины, в котором она находится.


Мне многие говорят: «Чопа, тебе повезло, Баяман не бросал тебя, он просто ушел в другой мир». Я, конечно, не знаю, что испытывает брошенная женщина. Я знаю только то, что моего Баямана нет рядом со мной сейчас. И я часто, когда вижу своих знакомых девчонок, которые недовольны своими мужьями, говорю им: «Успокойтесь, это пройдет. Главное, что ваши мужья живы. Ссоры были, есть и будут. Но они живы! Вы не представляете, какое это счастье». Не бойтесь уступить. От этого еще никто не умер. Доля наша такая – прощать, мы прощаем, как жены, мы прощаем, как матери. С нас больший спрос. Вот изменит жене муж, его почти никто не осудит, могут даже похвалить, еще и поддержат, мол, не парься, дело житейское. А если изменит женщина? Да ее сожрут. И муж, и свекровь, и дети не простят. А вот измену папы и уход папы к другой женщине со временем дети почему-то прощают спокойно. С этой несправедливостью ничего не сделаешь. Так будет всегда.


– Столько мук сваливается на женщину… А есть ли ей за это вознаграждение?


– Наше женское вознаграждение – это успехи наших детей. Это такой кайф, когда у твоих детей что-то получается! Даже обида жены на бросившего ее мужа растворяются, когда ребенок добивается успехов. Победы детей – это лучшее лекарство от тех ран, что нанесли женщинам мужчины. Мужчины как-то с холодком относятся к успехам дочерей. Как говорят, у нас у кыргызов: «Отец для дочери – пальто, мама – нижняя одежда, она ближе к сердцу». Я искренне переживаю за своих детей, хотя понимаю, как им бывает непросто со мной. У меня на днях дочка поступила в АУЦА – проходной балл у них 460, а она набрала 520 баллов. «Ух, ты, какая ты, оказывается, у меня умная!», – похвалила я ее. И она с таким сарказмом мне: «Да, мама, я, ОКАЗЫВАЕТСЯ, у тебя умная». Мы же никогда не говорим своим детям – «достаточно образования». Мы же всегда говорим: «Еще, еще трудись. Если у тебя не получится, ты меня облажаешь. Сдашь паршиво тест общереспубликанский – на меня же в ЖК будут пальцем тыкать, мол, твоя дочь плохо учится».


Все на машине приезжают, а я записала дочку на школьный автобус. Она злится на меня: «Мама, я, как лох на автобусе, а все на машине! Никто из моего класса не ездит на школьном автобусе!» А я говорю: «Езди, кызым! Надо! Ради меня». Она возмущается: «Мама, мне надоело гнаться за вашей репутацией!»


И я ее понимаю, а что делать? Я и себя понимаю! У нас нет выхода. Но Всевышний никому не дает крест, который не по силам.


Я не знаю, каков мой крест, большой или маленький, но знаю одно точно – в моей жизни нет подарков. Я сейчас говорю не о материальных подношениях, а о безусловной благосклонности небес. Если что-то я от жизни получаю, то я отрабатываю это кровью и потом. Я и в политику когда пришла, каждый голос избирателя, каждый голос человека, который в меня поверил, отрабатывала. Я проглотила очень много унижения и несправедливости от людей. Это был сложный тернистый путь.


Костюм: PODIUM

Украшения: ORO


О мужчинах


– Вот обвиняет мужчина женщину в том, что она хочет красиво жить. Но ведь хотеть красиво жить – вполне адекватное желание для женщины. Однако мужики считают это расчетом и меркантильностью. Одни исходя из того, что у них тупо нет денег на то, чтобы обеспечить достойную жизнь своей женщине, другие – исходя из того, что непроходимо жадные. Современные мужики вообще стали жадные. Да, да, так и напишите большими буквами, пожалуйста, ЖАДНЫЕ!


С одной стороны я мужиков понимаю. Им тяжело зарабатывать деньги, но и вы женщин поймите, мужики. Сегодня быть красивой очень дорого. Причем женщины хотят быть красивыми для вас, как вы этого не понимаете? Все эти платья, массажи, спа и так далее только для того, чтобы вы это потом оценили.


Возвращаясь к Баяману….Он был очень щедрый. Помню, показываю ему машину на картинке, мол, смотри, какая машина, видел, какая клевая? И он такой: «Что, прям такую хочешь? Такого же цвета?». И пусть не сразу, но через время у меня эта машина появлялась. Как бы случайно. И дело не в том, что он подарил дорогой подарок, а в том, что он учел мое желание и захотел мне сделать приятное. После смерти Баямана ни один мужчина не сделал мне такой подарок, который бы коснулся моего сердца. Он был настоящим мужчиной. Он ловил каждое мое слово. Хотя, может, он про себя и думал: «Эта сволочь не просто так говорит. Намекает, зараза. Значит надо купить».


Ему было в кайф делать меня счастливой. И знаешь, незадолго до смерти, когда на него обрушилось столько негатива, он часто спрашивал: «Чопа, я хороший муж? А отец я хороший?». Я возмущалась и говорила: «Зачем вопросы такие задаешь?! Конечно, хороший! Разве была бы я с тобой все это время?» Для него очень важно было, что я буду о нем думать. Он часто просил у меня совета, хотя я порой не понимала его и подтрунивала над ним: «У тебя же там сотрудники твои сидят, вон их и спроси, как правильно. Что ты женщину-то слушаешь?» А он все равно: «Чопа, а вот как ты думаешь, что если….»


Платье: PODIUM

Украшения: ORO


Уголок политика


– Для кыргызов проблема всегда была в том, что они ввяжутся в войну, выиграют ее, а что делать дальше с результатом не знают. Их приглашали как воинов, как союзников. Победили, той отгуляли, а потом-то надо работать начинать, государство строить, справедливо управлять и решать проблемы. А тут получается так, что важен процесс, экшн, а что с результатом делать никто не знает.


Что происходит у нас сегодня в политике? Бардак происходит. Сплошной. Если «свой», я тебя не трону, если ты не «свой» и ты инакомыслящий, у тебя будут проблемы. «Нет проблем? Мы их тебе создадим!» К сожалению, это сегодня в нашей стране есть. Нет осознания, какой должен быть лидер для Кыргызстана. Приоритеты и ценности Советского Союза уже не работают. Отказавшись от старых стандартов, не смогли придумать новые.


Когда мне говорят у нас все хорошо в стране, мне просто хочется этого человека стукнуть больно. Но, как воспитанный человек, я должна сдерживаться. Хотя о каком «хорошо» может идти речь?! В данном случае уместно высказывание Оскара Уайльда: «Патриотизм – это религия бешеных». Это как надо ослепнуть или насколько надо вводить себя и окружающих в заблуждение, чтобы не видеть очевидного – мы в кризисе! Нет же, наши предпочитают ту фальшивую лавстори – пригласили монтажеров-операторов, составили сценарий, вырезали все некрасивые моменты и демонстрируют всем отцензуренную версию правды. Ау, люди! Это не кино, это реальность! Ее не отмонтируешь.


Нам не нужно изобретать велосипед, следует просто сделать так, чтобы законы были адекватными и исполнялись. Без вариаций, отступлений и ремарок. В Кыргызстане нужно сесть, запереться, достать и перелопатить все законы, акты и постановления. Нам не нужно бесконечное количество законов, нам нужно их всего несколько, но строго соблюдаемых и все!


– Какой нам нужен лидер, как по-вашему?


– Слепой патриот не нужен. Нужен такой человек, в которого народ поверит. А кому можно верить? Тому, чьи дела со словами не расходятся, тому, кто на личном опыте пережил то, что предлагает и знает, о чем говорит. Лидер должен быть со своей командой, состоящей из единомышленников, которые на сто процентов его поддержат. И не надо смотреть на фамилии. Если это действительно профессионал своего дела, давайте ему позволим работать! Мы уже все увидели, и революции, и мародерство и расхищение города, и братоубийственную войну. Хуже уже не будет. Мы сами себе перекрываем кислород тем, что не пускаем новых людей, за которыми будущее этой страны.


А еще меня раздражает, когда говорят: мы за основу взяли казахский вариант того-то, российский вариант чего-то. Когда уже мы устанем и скажем: «Стоп! Будем работать по нашей системе»? Никогда. Потому что систему нужно сначала создать. А для этого нужно засунуть подальше свой эгоизм и думать на благо народа и страны. Мы не можем оторваться от мира, но мы можем сделать так, чтобы у нас в стране были свои здоровые порядки. А когда в доме порядок, то любой гость будет относиться к этому дому с уважением.


Платье: Дом моды Dilbar

Украшения: ORO


За жизнь и за любовь


– Нередко случается так, что мы сами себе рисуем картинки жизни, которые потом, не совпадая с нашей реальностью, заставляют нас страдать. Мы представляем себе: хочу чтобы именно так он меня любил, вот так ухаживал, говорил именно вот такие слова. И потом начинаются глубокие депрессии, и мы сами зачастую не осознаем, в чем причина такого морального упадка. А все просто. Мы придумали, а оно не сбылось. Все люди разные. Кому-то нужны самки-пахари, а кому-то универсальный солдат – она должна рожать детей, воспитывать, готовить, стирать, убирать, при этом хорошо выглядеть, иметь красивое тело, заниматься спортом, уметь поддержать разговор и, желательно, чтобы она была реализована как личность и профессионал. Порой разобраться очень сложно, что нужно мужчине. Но пока большинству кыргызов все же нужна женщина-пахарь.


– Но почему тогда девушки осознавая, что замужество – это зачастую непрерывная пахота и в некоторых случаях полное отречение от собственного я, самореализации, все равно стремятся замуж?


– В нашем менталитете если девушка уходит из дома, то это должен быть «уход» замуж, не иначе. Мы должны выходить замуж. ДОЛЖНЫ. И знаешь, почему я так говорю? Потому что это вбивали нам в голову не одно поколение. Эти твердыни уже на генетическом уровне с нами срослись. У многих молодых людей развивается комплекс, мол, «мне тридцать, а я еще без детей и мужа». Отсюда и оголтелая пропаганда в соцсетях, мол, не нужны мне цветы и ухаживания. И этот нарастающий нездоровый феминизм зачастую всего лишь попытка реабилитироваться в собственных глазах.


За любой агрессией кроется какой-то комок неразрешенных социальных проблем. И вроде ты умная, образованная и богатая, а решить эти проблемы не можешь. Страх остаться одной до старости. Ведь что таиться, нам отведен конкретный срок для деторождения.


Но жизнь меняется. Сегодня совсем другие женщины и другие мужчины. Лучшие повара сегодня мужчины, лучшие кутюрье, парикмахеры и визажисты – мужчины! Даже мои лучшие друзья и то мужчины! Мне легче с ними найти общий язык, мне с ними комфортнее. Раньше подружки обижались, а сейчас поняли и привыкли. Девчонки, ну ведь по-честному, чтобы вас на что-то уговорить, нужно же вон оттуда аж зайти, с такого тылу, через Ташкент, через Канаду, а потом еще смотреть на вашу реакцию, понравилось вам это или нет. С мужчинами все просто: да – да, нет – нет. Эркексинби? Пошел – сделал. Я больше доверяю мужчинам. Женщинам не доверяю.


– А какие мужчины вам нравятся сегодня?


– Мне нравится Путин. Так ему и передайте. Напишите это тоже большими буквами: «МНЕ НРАВИТСЯ ПУТИН!» У него есть сильный дух, он может в любой критической ситуации взять на себя ответственность, он делает много для своей страны и видно, что искренне болеет и переживает за Россию.


– Вы сегодня принимаете ухаживания со стороны? Или держите неприступную оборону?


– Я живой человек, и мне приятны и цветы, и комплименты. То, что я сильная женщина и вице-спикер Жогорку Кенеша никак не делает меня черствой и равнодушной. Ни одна адекватная женщина не откажется от приятных ухаживаний, потому что от мужского внимания мы расцветаем. Мы раскрываемся, это стимул, это дает нам силы. Но таких мужчин, как Баяман больше нет. Поэтому я не питаю иллюзий.


– Что такое, по-вашему, «жизнь удалась»?


– Если после моей смерти хотя бы десять человек искренне придут на мои похороны и скажут, это был хороший человек, это значит, что свою жизнь я прожила не зря.



Украшения: мультибрендовый бутик ювелирных украшений ORO

Наряды: PODIUM, Дом моды Dilbar

Макияж: Евгения Николенко

Прическа: Алишер Мехманов (СК Selective Professional)

Место съемок: Bar 12

Май 2015




Автор: Яна Кулишова

Фотографии: Рашида Хасанова