4.04.2017
People / Журнал Elime

[Журнал Elime] Татьяна Азарова: «Победителя видно уже на старте»

«Вот здесь линию не довела, а на этой стороне тон неровный, переделай, я потом посмотрю», – в назначенный для интервью час занятия в тренинг-центре визажиста международного класса Татьяны Азаровой в самом разгаре. Здесь готовят новое поколение мастеров женской красоты. Пять молодых девушек увлеченно работают кистями и палитрами, как юные художники, трудясь над своими первыми работами.


Интервью из журнала "Элиме" (выпуск №17, 2015 г)


– Когда папа встретил мою маму, он сказал: «Хочу много детей». И когда мама родила третьего ребенка, она пошутила: «Еще надо?» Он рассмеялся: «Нет, все хватит, спасибо!» Я не знаю, была ли у них сумасшедшая любовь, но я точно знала, что семья стоит у моих родителей на первом месте. Они оба были семьянинами до мозга костей, и за это я им нескончаемо благодарна.


Маленький домик на Краснооктябрьской, треск дров в печке, подарки под живой елкой и безграничная родительская любовь. Счастливое детство девочки Тани остается вместе с ней в ее воспоминаниях по сей день.


– Мое детство прошло на Дзержинке – «шестая» школа, суровая классная руководительница Роза Прокофьевна и уроки французского. Я помню все эти participe passé и imparfait по сей день на зубок и до сих пор почти свободно говорю по-французски. Спасибо нашим учителям, у нас даже троечники умели бегло читать и пересказывать. С нас всегда требовали очень много, и, возможно, это оказывало существенное влияние на становление наших личностей.


Для родителей Татьяны Азаровой главной их карьерой были дети. Мама и папа прилагали максимум усилий, чтобы у их чад было все самое лучшее.


– Мы жили скромно, но не нуждались. У мамы было очень много подруг среди торговых работников, а вы сами знаете, какого калибра люди это были. У них было все. Но, помимо финансового достатка, главным предметом конкуренции были успехи детей. Поэтому маме было очень важно не отставать. Она водила меня, сестру и брата на различные парады, кружки, отдавала в спортивные и танцевальные секции. Картина была такая: Машка своего ребенка на кружок, и Катя своего на такой же кружок, Лена свою дочь на танцы, и Люда свою дочь тоже на танцы. Бесконечная «драчка» за то, кто же будет лучше. Тем не менее у нас всегда оставалось время поиграть. Помните, в советское время игрушки были такие, «пупсики» назывались? Так вот летом мы выходили на улицу, играли в дочки-матери, шили этим пупсикам одежки, а зимой мама вместе с нами заливала каток и мы гоняли на коньках. Не знаю, почему сейчас такие зимы пошли, но раньше мы на дорогах на коньках катались. Зимы были суровее.


Самым запоминающимся моментом далекого детства для Татьяны Азаровой был день, когда родители разрешили ей расписать в доме стены по ее усмотрению. На тот момент Татьяна уже училась в художественной школе и была практически настоящим профессионалом.


– Я уже умела создавать сложные и красивые рисунки. Поэтому когда мама разрешила мне украсить дом, моему счастью не было предела. Мама поснимала ковры со стен, ну, помните, тогда почти у всех на стенах висели ковры, и я расписала стены сценами из мультфильмов, а над своей кроватью нарисовала объемного 3D тигра. Я болела рисунком. Ходила везде с этюдником, мы выезжали с ребятами на пленэр, я весь Иссык-Куль изрисовала! Иссык-Куль – это моя любовь и отдельная история. Нашими соседями были хозяева лагеря «Радуга», который на тот момент только строился и рос, можно сказать, вместе со мной. Мы приезжали туда практически на три месяца, я видела все эти траншеи, видела как устанавливаются фонари, видела, как заливается фундамент. Чудесные воспоминания, от которых до сих пор на сердце тепло и уютно.



Татьяна окончила профессиональную художественную школу и к 17-ти годам уже была художником-оформителем. Она нисколько не сомневалась в том, что ее жизнь будет связана с искусством и была одухотворена работой кистями и красками.


– На тот момент жанром моей души был сюрреализм. Меня вдохновляли работы Сальвадора Дали, я восхищалась его видением и творческим мировоззрением. Я вообще очень люблю авангард. Хотя на сегодняшний день не могу сказать, что я привязана к какому-то одному жанру. Жизнь настолько многожанровая, что привязаться к чему-то одному не получается. Я люблю все красивое – и это главное.


С косметическими красками Татьяна соприкоснулась еще в юности, когда выполнила ответственную миссию – накрасила на выпускной соседских девчонок. Но самым настоящим переломным моментом стало время, когда родная сестра Татьяны всерьез занялась парикмахерским искусством.


– Моя сестра окунулась в него с головой, создавая из волос самые немыслимые композиции, воплощая самые умопомрачительные идеи. Она уже вовсю бегала по разным межрегиональным конкурсам, тогда они уже гремели по всей стране и были достаточно серьезными. Многим работам требовался особенный макияж, и настолько все это было броско и красиво, что я как художник заразилась этой идеей и поняла – хочу быть визажистом и помогать модельерам, стилистам создавать роскошные фантазийные образы.


Татьяну захлестнул этот безграничный мир красоты, и она поняла, что попала в свою стихию. Хотя еще совсем недавно она даже не думала о том, чтобы стать визажистом, а целенаправленно готовила себя к карьере художника.


– В то время в городе уже было много хороших модельеров, парикмахеров, а вот визажистов не было. И я стала фактически первопроходцем на этой тропе. Я все время спрашивала: «Почему у нас этого нет? Где этому учиться?», и мне отвечали: «Куда замахнулась! Это только в Москву, здесь поблизости таких знаний не получить!» В салоне «Алтынай» на улице Токтогула была экспериментальная парикмахерская, которая «привозила» различные креативные стрижки, укладки и прически, а вот макияжа не было нигде, и тогда я решила во что бы то ни стало дать развитие этому направлению в нашей стране.



Татьяна приложила максимум усилий, чтобы оказаться в Москве. На тот момент ее кумиром был российский визажист Александр Шевчук, имя которого на сегодняшний день известно по всему миру, а его школа «Райский сад» продолжает выпускать замечательных мастеров. Татьяна сделала все, чтобы попасть к нему на мастер-класс.


– До этого времени я прочла все его интервью и просмотрела множество его работ в журналах. Когда мы с ним познакомились лично, то, конечно, очаровалась им еще сильнее. Меня поразили его многогранность и широта взглядов.


С тех пор жизнь Татьяны кардинально поменялась. Она не спала ночами, вынашивая сумасшедшие идеи и продумывая шаги для их реализации. Она привозила различные новшества из Москвы, пробовала экспериментальные виды макияжа, шокируя общественность. А вскоре у Татьяны появились первые ученики.


– Преподавательская деятельность для меня была не в новинку. Еще в 14 лет в пионерском лагере на Иссык-Куле я преподавала художественный рисунок маленьким деткам, поэтому найти общий язык с учениками особого труда мне не составило. Один из основных критериев, по которому я отбираю себе учеников – умение рисовать. Те, кто умеют рисовать, чувствуют мир совершенно иначе. Поэтому всех подряд я не беру.


Вскоре первые ученики взяли свои первые награды на конкурсе в Алматы. А однажды на одном из таких конкурсов среди судей был и Александр Шевчук, который оценивал подопечных Татьяны Азаровой.


– Мои ребята взяли тогда первые места, хвастаюсь! Для меня это было большой честью. Видеть успехи своих учеников – это огромное счастье. Особенно, когда понимаешь, что их оценивает тот, на кого ты сама равняешься. Ведь по сей день моя основная техника – это техника Александра Шевчука. Помню, как подошла к нему после конкурса и завела с ним разговор о том, чтобы пройти курсы по повышению квалификации. Он тогда с удивлением посмотрел на меня и сказал: «Вы же профессиональный художник, что вам повышать? Вы все умеете и знаете, вы знаете все техники живописи. Просто теперь ваш холст – это лицо, а ваш мольберт – палитра с косметикой». Но, тем не менее, я считаю, что важно всегда быть готовым учиться. Даже если тебе кажется, что ты уже все знаешь. Тем более все так стремительно меняется в наше время. Нужно держать руку на пульсе. Благо есть Интернет, который помогает расширять горизонты, постигать новое и черпать свежие идеи. Я езжу к мастерам, беру мастер-классы онлайн, в общем, не стою на месте. Такой ритм жизни для творческих людей необходим. Меняются цвета, меняются текстуры, меняются растушевки, до недавнего времени мы не делали скульптурирование, но сегодня оно применяется везде и всюду, и порой даже и в повседневной жизни, а не только в вечернем макияже. Вот сейчас за моей спиной вы можете наблюдать работу моего тренинг центра, и девочки-ученицы как раз выполняют дневной макияж с техникой скульптурирования.



Учебный процесс в тренинг-центре Татьяна старается построить в игровой форме, предлагая ученикам создать тот или иной образ. Погружаясь в творчество, будущие визажисты часто не спят ночами, потому что, как говорит Татьяна, настоящего художника постоянно преследуют идеи. Время перед конкурсом очень напряженное, но при этом невероятно интересное – ученики с азартом шьют костюмы, покупают умопомрачительные аксессуары, тщательно отбирают моделей, и, как результат, блестяще выступают на конкурсах.


– Атмосфера любого конкурса, конечно, непередаваемая. Этот дух соперничества, конкуренции, предчувствие победы, опасность поражения. Но я всегда говорю – «Девочки, не бойтесь. Вы достойные. Несколько призовых мест обязательно будут нашими. Я много раз была в жюри и знаю, как все это проходит. Я знаю, на что обращает внимание жюри». В чем секрет успешного выступления? Все должно совпасть – и то, что вы надеваете на модель, и прическа, и походка модели, и, непосредственно, работа визажиста. Очень многое на выступлении зависит от модели: она должна быть раскованной и уверенной, как будто идет завоевывать весь мир. Пазл должен сойтись. По тому, что из себя представляет целостный образ, можно сделать все выводы еще до начала конкурса. Как в той поговорке «Победителя видно еще на старте». Что касается самой работы визажиста, то здесь в первую очередь оцениваются чистота выполнения, оригинальность рисунка и оригинальность цветового решения. В конкурсном выступлении требуется очень много художественных навыков. Выступить на таком соревновании может не каждый. Салонный макияж и конкурсный – это вообще две разных области работы. Бывает так, что мастер может шикарно выполнить конкурсную работу, но при этом совершенно не справляется с повседневным макияжем, а бывает так, что визажист идеально выполняет салонный макияж, но для конкурса будет слаб. Хотя, конкурсная жизнь – это отдельная жизнь. Это другие мировоззрение и философия. Конкурсные мастера порой год готовят себя к выступлению, трудясь над одной работой. Зато коснись какой-то простой задачи, они не могут ее выполнить, потому что их мышление уже другое. Они не смогут думать обычно, повседневно. Там уже креатив зашкаливает по полной программе.


У визажистов, как и у художников, есть свои тонкости и множество подходов к работе. Нюансы, которые надо учесть. Есть поверхностная работа, которую делают ученики, есть и более глубокая, которая делается два-три часа.


– Помню, когда несколько лет назад к нам приезжал Сергей Зверев, я готовила шоу-программу. Я начала красить своих моделей в четыре часа утра и закончила в пять вечера. Сам же показ начинался в 19.00. Я была уставшая, изможденная, но невероятно счастливая, потому что выступили мы потрясающе и это того стоило.


Та моя идея родилась после просмотра фильма «Властелин колец». В моей команде была очень высокая девушка, которая изображала дерево. В ее длинные, почти до колен, волосы я вплела живые ветви деревьев. Была также маленькая девочка, лилипуточка, а также была девушка-гоблин, которая ради моей идеи согласилась побриться налысо. Спасибо этим девочкам за то, что они решили вместе со мной клево выступить во что бы то ни стало! Реализация сумасшедших идей невозможна без «сумасшедших» людей!



Однако для сумасшедших идей времени и места остается все меньше. Татьяна подмечает, что сегодня первенство держит так называемый коммерческий макияж.


– Я понимаю, что нам надо зарабатывать. Но если ты не ремесленник, а художник, то обязательно нужно выплескивать свои идеи в конкурсные работы. Но их, к сожалению, понимает и ценит очень мало людей. Очень часто мастерам приходится слышать: «Ну что за огород вы тут нагородили, что за дом на голове? Что за хохлома на лице? Зачем все это, разве так можно выйти на улицу?» Очень бы хотелось разъяснить, что конкурсная работа не предназначена для повседневной жизни. И создавая конкурсный образ, модельер, парикмахер-стилист или визажист ни в коем разе не несут идею жить в данном образе. Конкурсная работа существует для того, чтобы судьи могли оценить квалификацию. Мастера филигранно делают свою работу, создавая сложные рисунки, чисто выполняя те или иные техники, и простому обывателю это, конечно, не будет понятно. Все эти «дома» на голове и «хохлома» на лице создаются для демонстрации мастерства специалиста и его возможностей.


Даже по Инстраграму я поняла, насколько мы не готовы к искусству. Когда мы выставляем конкурсные работы, то мы собираем очень мало «лайков». Зато обычный повседневный макияж или шаблонный свадебный срывает всегда многочисленные овации. Конкурсные работы они для мастеров. Да и сама страна у нас еще не готова, видимо, к такому искусству. В Европе совсем другие отзывы на такие работы.


У художников, кстати, тоже так бывает. Реалистичный пейзаж и живой натюрморт все понимают, а шикарно выполненный авангард могут безграмотно назвать мазней или абракадаброй. У всех свое восприятие красоты. Был однажды случай, когда я накрасила одну будущую невесту для фотосета лав-стори. Я сделала очень яркий макияж с учетом особенностей фотосъемки, ведь уже ни для кого не секрет, что на фотографии краски часто бледнее, чем в реальной жизни. У девочки было круглое лицо, и я применила технику скульптурирования, чтобы визуально скорректировать форму лица. Когда девочка вернулась домой после фотосессии, то получила от папы суровый нагоняй. Папа умыл дочь и строго-настрого запретил ей «краситься подобным образом». А потом случилась свадьба, и уже другие мастера все сделали так, как захотел папа. Невесте сделали легкий макияж, который устроил папу, вот только на фотографии все получилось очень печально – и невеста просто рыдала над снимками. Мама девушки через время позвонила мне и искренне поблагодарила: «Татьяна, спасибо вам за то, что у нас хотя бы от лав-стори остались отличные фотографии».



Творческую деятельность Татьяны Азаровой, однако, нельзя назвать безоблачной. Работа с людьми влечет за собой не только приятные моменты. Люди разные, а значит, и осадок после общения с ними тоже разный.


– Был момент, когда одна девушка написала мне развернутое письмо про то, как она скоро выходит замуж и как она хочет быть красивой невестой. В нем было столько позитивных вещей, столько добрых слов. В конце письма она спросила, сколько будет стоить образ, который она продумала, но я была настолько занята, что просто на автомате отправила ей цену и все. Ну, честно, в тот момент я действительно зашивалась… Через пару минут приходит ответ: «Ты хотя бы обратила бы внимание на своих клиентов, что ли. Не с баранами же имеешь дело». Вот такая чудесная трансформация произошла с этим интеллигентным позитивным человеком. Отсюда два вывода: 1) не делайте поспешных выводов из электронной переписки. Человек может быть просто занят и отрывисто ответить вам по причине нехватки времени; 2) уж если решили казаться интеллигентным человеком, кажитесь им до конца. Не падайте лицом в грязь. А так… Бывает, что я по полдня не прикасаюсь к телефону, потому что некогда. Даже на звонки не отвечаю.


Вот уже 15 лет Татьяна Азарова не знает, что такое уикенд. Пятница, суббота и воскресенье – это дни свадеб. Поэтому мастер встает в четыре утра и в шесть утра уже начинает готовить очередную невесту.


– Затем я приезжаю домой, отсыпаюсь, потом готовлю себя к следующей невесте, потом снова засыпаю, а наутро опять на работу. И так до понедельника. Меня часто спрашивают новые знакомые, мол, почему мы вас в городе не видим в выходные, где вы отдыхаете? Да нигде. В выходные я работаю. Хотя, признаться честно, в свободное время от макияжа я люблю петь. Мы ходим с друзьями в караоке, правда, в последнее время я этого несколько стесняюсь – мой репертуар уже не в тренде. Я люблю петь песни Аиды Ведищевой, один в один пою Анну Герман. Помню, как однажды директор одного караоке-клуба поставил мне на столик бутылку дорогого шампанского и сказал: «Всем тихо! Сейчас Татьяна будет петь песню Анны Герман «Когда цвели сады»! Только она так поет эту песню в моем клубе!» У меня широкий диапазон, но я не получала вокального образования. Это, видать, гены. Моя мама пела в хоре, у нее был замечательный академический вокал. А как она выводила «Половецкие пляски» из «Князя Игоря» – ммм… – заслушаться можно!


Надо сказать, что главная отдушина на сегодняшний день для Татьяны Азаровой не караоке, а маленькая внучка. Визажист признается, что рядом с малышкой все ее мимолетные, и не очень, неурядицы отходят на второй план.


– Я сумасшедшая мама, сумасшедшая бабушка, сумасшедшая свекровь. На меня можно сесть и ноги свесить. Вы не представляете, какое блаженство я испытываю, ощущая объятия этого маленького, но очень большого для меня человека. Это мой новый смысл жизни. К сожалению, бабушка я все-таки больше дистанционная, но при малейшей возможности я стараюсь отдать внучке максимум своей любви. Отношения с сыном у нас по большей части дружеские. Я все время испытываю чувство вины за то, что, как мне кажется, недодала ему любви, поэтому максимально компенсирую это чем могу. Наша разница в возрасте – 19 лет. Сегодня у некоторых мужей и жен такая разница. Пропасти поколений у нас нет. Мы с ним ровесники. Я не лезу в его жизнь, но и не бросаю на амбразуру. Моя позиция – родитель должен дать ребенку ключи от машины, которая зарабатывает деньги. А дальше уже все зависит от ребенка. Я считаю большой ошибкой дать просто ребенку деньги. Важно его научить их зарабатывать. Мои родители не были богатыми. Однако их друзья по сей день удивляются: «Ну, надо же, кем стала ваша Таня!» Почему удивляются, да потому что многим кажется, что у скромных родителей и дети скромнее должны устроиться. Но мы все достойно состоялись и не посрамили своих родителей. Наши мама и папа могут нами гордиться.


Как любой успешный человек, Татьяна проходит свои испытания. И в первую очередь это испытания не всегда конструктивной критикой, которой в последнее время у нас становится все больше с появлением социальных сетей.


– Недавно сидели со Светланой Назаренко и жаловались друг другу: «Вот сделаешь что-то стоящее, а люди все равно найдут к чему придраться, и объявят твою работу бездарной. И я начинаю себя грызть. Наверное, я не так хороша. Надо еще лучше. И пошло-поехало самоедство. А делаешь лучше, еще хуже говорят. «Знаешь, – ответила мне Светлана, – а я ведь такая же».


Так что я никогда не буду полностью довольна собой. Но к нападкам в сети я отношусь нейтрально. Завидуют, сплетничают, осуждают? Значит, ты на верном пути. Неудачников не замечают. Не стоит обращать внимания на болтовню. Болтовня – это удел безработных, праздных. Есть те, которые умеют порассуждать, но не умеют ничего делать, а есть те, которые просто пашут. И они выдают продукт своего творчества, невзирая на то, что думают о нем другие. Кто-то что-то сказал? Не хочу собирать сплетни. Я могу отшутиться, но не буду на этом зацикливаться. Не хочу и не собираюсь тратить энергетику на сплетни. Ну, нет у занятого человека времени на все эти дрязги! Подумать об этом просто некогда, не то, что сказать!



Татьяна периодически прерывается на комментарии работ своих учеников, которые кропотливо трудятся в то время, пока их наставница дает мне интервью. Глядя на все это невольно думаешь: «И как она все успевает? Где берет силы, чтобы не села ее батарейка?»


– Однажды ко мне пришла одна известная певица и говорит: «Татьяна, тебе, наверное, лица уже надоели. Мне лично микрофон уже надоел!» Случается так, что иногда все эти кисти-краски-крема-помады встают уже поперек горла. Но ты тут же понимаешь, что в этом весь ты. Психоз проходит через пару дней, и ты с новыми силами приступаешь к работе. Случайных людей в нашей профессии не бывает. Случайные люди быстро остывают, откладывая и забрасывая в долгий ящик свои кисти и краски. Избранные уходят в профессию с головой и заболевают ею всерьез и надолго. И, даже если на время отходят, потом все равно возвращаются. Хотя, не отрицаю, мимолетные депрессии от переработки, все же бывают. В такой момент лучше всего уйти в творчество и отойти от коммерческого макияжа на время. Когда выражаешься творчески, это успокаивает. Ты отдыхаешь, потому что тебе никто, кроме тебя самой, не диктует. В коммерческом же макияже часто бывает так, что клиент просит заменить цвет, тут добавить, там прибавить, и я понимаю, что это уже ремесло, а не мастерство. А так, я настолько организована по жизни, что мне не до депрессий. Творчество и общение помогают справиться со стрессами. Я против алкоголя и безрассудства – это не средства борьбы с депрессией, а способы ее усугубления. Не нужно пускаться во все тяжкие, когда тебе плохо. Мне помогают шопинг, поездки заграницу – такие моменты помогают тебе себя любить больше. Обязательно радуйте себя какими-нибудь маленькими радостями каждый день. Это может быть приятная еда, любимая музыка, покупки, пусть даже недорогостоящие, приятные встречи, звонки. Мы живые люди, и нам тоже бывает плохо, но мы стараемся «проскочить» это время и продолжаем накапливать позитив. Ведь нам работать с людьми, а значит, дарить любовь и свет. Люди благодарны светлым людям.


За счастливой беседой с Татьяной Азаровой, я не заметила, как пролетели часы. Мы обсудили все: и моду, и погоду, и музыку, и, конечно же, мужчин. Информации набралось столько, что впору писать о ней целую книгу, а пока просто несколько страниц о красоте.


– Не переставайте быть красивыми. Сегодня некрасивым быть практически невозможно. Для того чтобы прекрасно выглядеть в этом мире есть все – от проверенных бабушкиных рецептов до последних достижений в области косметологии. Как бы не противились, но встречать нас всегда будут «по одежке». Поэтому будьте красивыми. Это полезно не только для тела, но и для души.


Автор: Яна Кулишова

Фотографии: Виктория Бар