14.04.2017
Relax / Рассказы

Сериал "Еще не сорванные цветы" (часть 8)

Он был красив, умен и слишком богат... Он не верил в чудеса и всегда надеялся только на себя... Но одна встреча перевернула всю его жизнь и заставила поменять жизненные приоритеты и взгляды... История о том, как встретились два сердца...


Продолжение. Начало здесь.


Мы с Аяной решили открыть Дом моды, и создать коллекцию одежды. В конце концов, почему бы нам не «одеть» всю столицу? Об этой идее решили рассказать Салтанат, когда-то она была редактором отдела моды в журнале Stilissimo, хорошо разбиралась в ней.

Втроём – я, Аяна и Салтанат встретились в Doka Pizza. Мы ей показали примерные наброски и эскизы.


– Это конечно, хорошая идея, но вы сильно рискуете, – Салтанат сразу попыталась охладить наш пыл. – Во-первых, вы в этом деле не новички, есть такие монстры фэшн-индустрии как Дильбар, Стогова, Бойкова, Воротникова. Во-вторых, нет гарантии, что всё окупится. Дорогую дизайнерскую одежду обычно покупают либо элита, либо иностранцы. Лично я, например, лучше куплю хорошие вещи в Benetton, чем пальто с узорами от наших дизайнеров за 1000$. А вот расходов у вас будет немеренно – войлок, кожа, стразы Сваровски – всё это стоит очень дорого. Самое главное – не акцентируйте внимание на этноколорите. Честно говоря, в нашей стране эту тему уже обмусолили от и до.

– А что, если салон красоты открыть? – спросила я.

– Это тоже проблематично. Это больше сезонный бизнес, основная выручка приходится на праздники, а в обычные дни – затишье. И, во-вторых, престиж. Салонов в городе очень много, а вот хороших – по пальцам пересчитать. Например, весь светский Бишкек знает всего пару визажистов-профессионалов международного класса, стремятся к ним попасть. Нужно будет дорасти до уровня уже существующих лучших салонов, а потом стать ещё профессиональнее. На это нужны время, деньги и хорошие мастера. Я бы лучше посоветовала вам открыть ресторан, очень прибыльное дело. Свадьбы, тои идут постоянно, особенно осенью и весной.

– Нет, у моего мужа и так есть кафе. А я хочу создавать что-то красивое. Да и потом, мы не будем шить какие-то невероятные космические костюмы, а повседневную красивую одежду, – возразила Аяна.

– Ну, попробуйте, – пожала плечами Салтанат.

– Вы нам поможете? С подбором моделей, проведением показа и раскруткой бренда? – спросила я.

– Конечно, я постараюсь дать много полезных советов. И вот первый: Алтынай, не сочти за грубость, но ты неважно выглядишь. Приведи себя в порядок, а то ваши клиенты будут смотреть на тебя и думать: «Как она собралась кого-то одевать, если сама такая запущенная?» Не обижайся, но статусу надо соответствовать.

– Да, знаю. Просто я с ребёнком дома сидела. Я приведу себя в порядок.


Читайте также: Как выглядит бра за 3 млн долларов?


***


Вечером по телефону рассказала Данчику последние новости. Он, как в старые добрые времена, спас меня, пообещав выбить 5 визитов в лучшие салоны красоты бартером. Я была ему бесконечно благодарна.

Моя мама обрадовалась, узнав, что я буду работать с Аяной, она надеялась, что я, наконец, может встречу хорошего человека, и всё образуется. Но вот я особо к этому не стремилась. Я была разочарована не только в жизни, но и в мужчинах, закрыла дверь в свою душу и повесила табличку: «Посторонним вход воспрещён!». Все идеалы рушатся, все звёзды падают, Алмаз был моим идеалом, который предал меня. Сейчас моей главной задачей было воспитать и обеспечить всем необходимым дочь. А Кукуня удивляла меня каждый день.


Однажды мы с ней пошли к Аяне в гости. По дороге я дала ей 20 сом на мороженое. Вечером, когда мы засобирались домой, в прихожей Кукуня стала возмущаться: «Ах! Мои деньги, я забыла на столе свои деньги!». Она побежала на второй этаж, взяла деньги и прибежала обратно.

Аяна была очень удивлена:

– Надо же, я-то думала, она забыла 50 или 100 сом, ммм, сразу видно, дочь бизнесмена!

– Ты даже не представляешь, насколько она на него похожа! В ней нет ничего от меня, такая же упрямая, бережливая… А может и хорошо, что в него пошла? По крайней мере, не будет такой наивной как я.

Аяна считала, что я должна познакомить её с Алмазом, и она не раз мне об этом напоминала: «У ребёнка должен быть отец».

– Аяна, если Алмаз узнает, начнёт навещать её, забирать к себе, покупать красивые, дорогие подарки. А я не хочу, чтобы жизненными приоритетами моей дочери стали Toyota Prado и сотка Vertu, как у меня в юности. Я хочу, чтобы она выросла хорошим, порядочным человеком и знала цену всему. К тому же, она итак меня особо не любит, а если узнает, что у неё богатый папа, то вообще перестанет признавать меня. Один раз Алмаз уже сломал мою жизнь, я не позволю сделать это ему снова. Пока я говорю ей, что наш папа в Америке. Что будет дальше – покажет время.


***


В понедельник я поехала за обновками на Дордой. Я уже и забыла, какое это приятное удовольствие – выбирать и покупать красивую одежду. Моя душа после двухгодового заточения дома, просто жаждала ярких красок вместо приевшейся серости. Потом сходила в салон красоты, сделала себе новую стрижку, покрасила волосы, маникюр, педикюр, коррекцию и покраску бровей, и вновь почувствовала себя молодой и красивой женщиной.


Мы с Аяной сняли трехкомнатную квартиру под офис в районе Госрегистра. А Дом моды «Ayan» открылся на Советская/ Медерова. Учредителем являлся муж Аяны Алишер, который был готов оплатить любые капризы жены, лишь бы она отвлеклась от проблем со здоровьем. Сама Аяна стала директором, а я отвечала за весь творческий процесс. Начались трудовые будни. Я, привыкшая поспать, валяться дома, не сразу вошла в ритм рабочей жизни. Будто только проснувшись от многолетнего сна, я начала по-новому осознавать всё, что творится вокруг.


Для начала мы дали пресс-конференцию с заявлением об открытии нового Дома моды, который будет выпускать на рынок страны красивую и практичную одежду. Затем началась подготовка к первому показу. Весь мой стол был буквально завален журналами и книгами о моде. Целыми днями я копалась в интернете, чтобы узнать больше об истории моды, как отечественной, так и мировой. Смотрела Fashiоn TV – это я так собирала идеи на нашу дебютную коллекцию. Во-первых, решили, что в первой коллекции должно быть как можно больше женственности, сексуальности, шика, блеска, гламура! Также решили добавить азиатский декор, придать загадочность, узоры, вышивку сочетать их с авангардными линиями, т.е. попытались слить Восток с Западом. Первую коллекцию решили назвать «Девушка с характером», одежда предназначалась для девушек, которые точно знают, чего хотят от жизни.


Позже, заказала подиум и фуршетный зал, в типографии – лейблы, пригласительные, плакаты и визитки, заказала каталоги, чтобы раскидать в торговых центрах. Моделей нашла Салтанат. Наняла промоутеров, которые ходили по городу и раздавали прохожим листовки с рекламой нашего бутика.

Я так заработалась, что после работы приходила домой и сразу же засыпала. Я совсем перестала видеть дочь, утром мама раньше меня уводила её в детский сад, а вечером, когда я приходила, она уже спала в своей кроватке. А однажды у Кукуни поднялась температура до 39 градусов. Приехала «скорая», врач, осмотрев её, прописал лекарства. Я перепугалась до смерти, долго сидела, дрожала и плакала, чувствовала себя виноватой. Сидела и гладила Кукуню по голове, пока она не уснула.


Читайте также: Кто есть кто в мире моды Кыргызстана?


***

Первый показ прошел в Таш-Рабате. На первом этаже был установлен подиум, а на втором – фуршет для гостей. Весь вечер гости высказывали нам с Аяной комплименты и поздравляли с дебютом, а мы были на седьмом небе от счастья. Многие вещи из коллекции были распроданы сразу по окончании вечера.

Через месяц я получила в руки журнал Stilissimo со своим интервью, которое брала Салтанат. В интервью я рассказала о нашем дебюте, о коллекции. Салтанат также спросила меня об отношениях с «бизнесменом Алмазом Мырзабековым», на что я ответила, что «нас связывали только деловые отношения» и что сейчас в моей жизни есть человек, который «мне особенно симпатичен». Я попросила Cалтанат отдать это интервью сразу в несколько газет и на сайты. Хотела, чтобы Алмаз всё это прочитал и позлился. И главное, чтобы понял, что я и без него прекрасно могу жить.


А жизнь у меня потихоньку налаживалась. Дела у Дома моды шли хорошо, я взяла кредит в банке и купила Golf-3. Познакомилась с банкиром Нурбеком, который возглавлял кредитный отдел, ему было 28 лет. Меня только одно беспокоило – я видела Кукуню только по выходным, потому, что мы с Аяной и после работы часто ездили на презентации, вечеринки, встречи. Моя дочь отдалялась от меня всё больше и больше.

В один из вечеров, когда у нас не было запланировано встреч и переговоров, мы наконец-то решили посидеть нашей дружной компанией – я, Аянчик и Жазгуль. Выпили коктейли в баре, а когда нам принесли счёт, мы с Аяной особо не обратили на него внимания, но Жазгуль позвала официанта и выразила своё недовольство: «Слушайте, столько не могло выйти, вы, наверное, неправильно посчитали! Давайте вместе ещё раз пересчитаем!»


Жазгуль на калькуляторе всё посчитала и доказала, что в итоге выходила гораздо меньшая сумма, чем была написана в счёте. Не то, чтобы у нас проблемы с деньгами, но неприятно, когда тебя разводят и пытаются обсчитать. А Жазгуль – стержень нашей компании, самая серьёзная, рассудительная из нас.

В воскресенье я повела Кукуню в парк Фламинго. Накатавшись на «Очумелом червяке» и насмотревшись на искусственных динозавров, мы поехали в торговый центр. Пока она играла на детской площадке, я покупала себе и ей одежду. Когда мы подходили к эскалатору, я лицом к лицу столкнулась с Тилек байке. Он совсем не изменился.


– Привет, Алтыша. Совсем не ожидал тебя увидеть…– он по-братски поцеловал меня в щёчку.

– Здравствуйте, Тилек байке, как у вас дела?

– Хорошо, как сама? Это твоя дочка? – он внимателньо посмотрел на Кукуню, а потом внезапно предложил выпить кофе. Мы зашли в кафе, с ним был маленький мальчик, на вид ровесник Кукуни. Он рассказал, что женился несколько лет назад и этот мальчик – его сын Белек.

– Так вы с Зариной поженились?

– Нет… это другая девушка.

– Ммм, видимо это у вас с Алмазом в генах, да? Встречаться с одними, а жениться на других…

– Так получилось. А ты как? Мы думали, что ты улетела в Москву.

– Как видите, не улетела.

– Мы читали твоё интервью, как идет ваше дело с подругой?

– Не фонтан, но брызги есть. Но мы ведь только начали, так что всё впереди.

– Дочку как зовут?

– Кумушай.

– Это дочь Алмаза? Почему ты ему ничего не рассказала? Он имеет право всё знать.

– Это моя и только моя дочь. Да и зачем? Он же женился.

– Он уже развёлся…

– Да? Какой шустрый…

– Ты изменилась! Совсем взрослая стала…

– Жизненные проблемы и циничные мужчины оказывается, закаляют. А вы совсем не изменились. Ладно, нам уже пора домой. Мы поехали… До свидания.

– Оставь номер телефона!

– Извините, думаю, это лишнее!


В тот же вечер к нам приехал Алмаз. Как только Аделина открыла дверь, он прошёл в зал. Кукуня уже спала. Он подошёл к ней и долго смотрел на неё как заворожённый. Потом нежно поцеловал в щёчку. В это время водитель всё заносил и заносил к нам в квартиру пакеты и коробки, и вскоре наша кухня чуть ли не до потолка заполнилась подарками.

– Ну, здравствуй, Алтынай, давно не виделись, – обратился он ко мне.

– Привет, – у меня внутри всё перевернулось. Он поздоровался с мамой, в ответ она посмотрела леденящим душу взглядом, что он аж покраснел. Мы прошли на кухню.

– Почему ты скрыла от меня рождение ребёнка?

– А зачем мне тебе что-то говорить? Ты же женился.

– Мы развелись.

– Вы развелись, и ты вспомнил обо мне?

– Я вообще думал, что ты в Москве. О дочери я даже не догадывался. Я хочу, и буду участвовать в её воспитании.

– Вообще-то я не горю желанием с тобой общаться.

– Тебе придётся со мной общаться, по крайней мере, пересекаться.

– Я и без тебя могу её воспитать.

– Я в этом сомневаюсь. В пакетах и коробках подарки и сладости. Я теперь буду видеться с ней по выходным. Кстати, это тебе на первое время, – он вытащил из портмоне пачку стодолларовых банкнот и положил передо мной на стол.

– Забери их, они мне не нужны, я в твоих подачках не нуждаюсь!

– Это не тебе, это для дочки. Созвонимся, вот моя визитка, если что-нибудь понадобится, звони…

Он ушёл. А я ещё долго сидела и приходила в себя. Опять он появился в моей жизни, и я не знала, хорошо это для меня или плохо.


Читайте также: "Когда в доме битва"


***


Мы приступили к созданию коллекции нижнего белья «Девушка с характером» от Ayan. Я придумала интересный, но немного эпатажный для нашей публики ролик. По задумке девушка в спальне скидывает с себя одежду и остаётся перед парнем в роскошном нижнем белье Ayan, а потом говорит на камеру: «Нежнее моего белья от Ayan может быть только моя кожа». И, подмигнув, облизывает губы и закрывает дверь спальни.


Мы объявили кастинг. Весь день с Аяной и Салтанат выбирали моделей, было много красивых девушек, но всё было не то. В конце рабочего дня я высказала своё видение Салтанат о героине ролика:

– Я представляю девушку славянской внешности. Такое невинное лицо, в котором в то же время была бы бездна порока и страсти. Высокая, с длинными русыми волосами, эдакая Русалка из сказки Андерсена.

Салтанат меня поняла.

– Кажется, я знаю, что ты хочешь. У меня есть одна модель того типа, который ты описала, её зовут Дана.


На следующий день мы встретились с Даной. Это была она! Совершенная красота! Наш ответ Наталье Водяновой.

Найти для ролика парня оказалось гораздо сложнее, потому, что мужчин-моделей намного меньше, чем девушек. Я нашла его случайно, когда пошла обедать в «Москву». Он сидел за столиком с друзьями, у него было мужественное лицо, как у Джэйсона Стэтхэма. Я подошла к нему и сказала: «У вас есть шанс стать звездой и заработать приличные деньги. Вы не можете мне отказать». Парня звали Лёша, мне повезло – он согласился. Съемки проходили в гостинице «Ак-Кеме», мы сняли один номер. Всё было хорошо, но Дана никак не могла хорошо выговорить текст. За процессом следили мы с Гульжан. В итоге она не выдержала и накричала на девушку: «Дана! Я не верю тому, что ты говоришь! Ты должна сказать это так, чтобы завтра же все женщины Бишкека побежали покупать бельё от Ayan!». Мы сделали несколько дублей, но Дана не могла сосредоточиться.


Позвонила Аяна. Она в этот момент встречала ткани из Арабских Эмиратов.

– Привет, как там у вас дела?

– Привет, плохо, Дана какая-то зажатая, никак текст не может выразительно зачитать. Что делать?

– Не знаю… Может ты сама зачитаешь текст?

– А может ты? Сейчас, подожди… Гульжан, у кого голос приятнее, у меня или у Аяны?

– У Аянки голос мягче, пусть она прочитает.

– Аяна, приезжай, будешь читать закадровый текст.

– Да уж, как говорится, если хочешь, чтобы дело было выполнено хорошо, то сделай его сама! Сейчас приеду!


Аяна зачитала закадровый текст, мы наложили это на видеоряд, где Дана просто открывала рот. Аянкин голос явно заставит зрителей поверить всему сказанному.

Билборды с Даной и Лёшей висели на шести центральных улицах города. Ролик с полуобнажёнными моделями явно был провокационным, да и сама коллекция так и называлась «Девушка с характером. Провокация». Я своей цели добилась – сначала все только о ней и говорили, а потом наше бельё и покупали, разбирали прямо как горячие пирожки.


Алмаз приходил к нам всё чаще и чаще. Уводил Кукуню к себе, водил в парк, по магазинам, в цирк, в кафе. Они подружились. По работе нам с Аяной пришлось полететь в Индию, в Дели. Мы хотели создать повседневную одежду из индийских тканей, мы также закупили бисер, пайетки и другую фурнитуру. Сфотографировались возле Тадж-Махала, покатались на слоне, наелись бананов до отвала.

Дели меня поразил. В этом городе я поняла, что жизнь такая, какой ты сама хочешь её видеть. Поднимаешь глаза к небу – видишь ясное небо, опускаешь глаза вниз –

видишь грязь. Рядом с огромными трёхэтажными особняками стоят малюсенькие хибары и хижины. И жители самые разные – встречаешь как светлокожих аристократичных красавиц, так и замученных на чайных плантациях и уставших от жизни женщин. И самые удивительные существа – коровы, лежат себе спокойно и умиротворённо, или идут по центральным дорогам – и никто не смеет их гнать или преграждать им дорогу, не зря же их здесь считают священными.


Когда я вернулась, меня ждал неприятный сюрприз. Оказывается, сразу же после моего отъезда Алмаз без моего разрешения перевёл Кумушай в элитный частный садик, куда она ходила уже неделю. Меня эта самодеятельность взбесила. Я в тот же день поехала к нему в парламент разбираться. Я прождала два часа в приёмной, в окружении его заместителя и двух секретарш. Он был на пленарном заседании. Увидев меня, очень удивился.

– Слушай, Алмаз! Это уже слишком, это уже предел! Оставь нас с Кукуней в покое! – я наорала на него, едва он успел войти.

– Давай пройдём внутрь и поговорим, – ответил он спокойным тоном.

– Я не хочу с тобой ни о чём говорить! Я тебя ненавижу, ты сломал мою жизнь и продолжаешь это делать сейчас! – я кричала так, как будто в меня вселился бес. Все его подчинённые испуганно на нас смотрели.

– Что уставились? За работу! – он открыл дверь кабинета и затолкал меня в комнату. Закрыв дверь на ключ, он посадил меня в кресло, протянул стакан с водой и спокойно сказал:

– Во-первых, детка, ещё не родился человек, который может повышать на меня голос. Во-вторых, если ты сшила пару тряпок с подружкой и дала какое-то дурацкое интервью в журнал, наподобие этого (он бросил Stilissimo на стол передо мной), это ещё не значит, что тебе всё дозволено. Тоже мне бизнес-вумен нашлась. Кукуне в новом детском саде будет лучше, там квалифицированные воспитатели, психологи, педагоги по вокалу, хореографии. Не забывай, что это и моя дочь тоже.


– Твоя дочь?! А где ты был эти 2 года? Тебя не было, когда я 9 месяцев её вынашивала, тебя не было, когда она делала первые шаги, когда она произнесла первое слово… Ты не знаешь, что значит просидеть с ребёнком всю ночь, когда он болеет.

– Меня не было, потому, что ты её от меня скрыла. Можно подумать, ты хорошая мать? Всё время, когда мы с ней общались, она говорила только о бабушке. Для тебя твои тряпки, Дом моды важнее, чем родная дочь!

– Я работаю, чтобы прокормить и воспитать её!

– Хватит на меня орать! Давай будем общаться по-хорошему: либо ты позволяешь мне участвовать в её воспитании, либо я выкупаю весь этот ваш Дом моды, и ты вновь будешь в моём подчинении…как в старые добрые времена, вот тогда и поговорим.

– Хмм, кто тебе сказал, что Аяна захочет продать тебе Дом?

– Дорогая, в бизнесе не существует определения «захочет – не захочет». Всё дело – в цене. Учредителем проекта является Алишер Алиев, мы с ним знакомы, я предложу ему такую цену, что он с руками и ногами продаст мне этот проект.

– Да, ты как был, так и остался гнидой. Ты очень жестокий и циничный человек. Тебе повезло, что есть Кукуня, если бы не она, я бы прямо сейчас выкинула тебя из окна, сбила бы на машине, бросила бы кирпич на голову, отравила бы… Просто не хочется дочку сиротой делать!


– Да ты её на 2 года при живом отце сиротой сделала. Если не хочешь по хорошему, давай обратимся в суд, и я добьюсь над ней опекунства, потому, что ребёнку комфортнее жить в моём доме со всеми удобствами, я смогу оплачивать её элитный садик, смогу дать ей хорошее образование… А что можешь ты?

– Она ещё маленькая и слабая, какой ещё педагог по вокалу и хореографии? Её нельзя так сильно загружать…

– Твоя мама тоже всегда считала тебя слабой и маленькой… И ты сама себя такой считала, поэтому ты и стала такой – инфантильной и нерешительной… А моя дочка будет сильной личностью, потому что в ней течёт кровь Мырзабековых!

– Я просто хочу, чтобы она выросла хорошим человеком, а ты её избалуешь…

– Да не избалую я её… А что в твоём понимании быть хорошим человеком? Ты хочешь, чтобы она как ты, всю жизнь жила в Кызыл-Аскере? Ты хочешь отвезти её в Талас и преподать ей навыки земледелия, научив сажать редьку? Неужели ты не желаешь своему ребёнку лучшей жизни? Никогда так не бывает, чтобы в конфликте был виновен только один человек, всегда виновны обе стороны… Я признаюсь, я сделал много ошибок, я не учёл твою молодость, твою неопытность, наверное, я сильно травмировал тебя, но и ты тоже в чём-то виновата. Я же ведь тогда тебе ничего не обещал, давай забудем прошлое ради настоящего и будущего Кукуни, ради её прекрасного и феерического будущего! Уж я-то приложу для этого усилия!

– Ладно, пусть она ходит в новый садик, но, пожалуйста, Алмаз, когда ты ещё что-нибудь придумаешь, ставь в известность меня!

– Хорошо, договорились!


***


Я приехала домой. Кукуня нам показала свою куклу Барби с домиком. У куклы был большой двухэтажный домик, кроватка, мягкая мебель, одежда и машина. Моя дочь взахлёб рассказывала, что папа обещал ей купить 100 таких кукол с домами, если она будет хорошо себя вести и слушаться воспитателей в новом детском саду. Потом рассказывала, что у папы большой красивый дом, большая красивая машина, что он на все её просьбы отвечает: «Хорошо, без проблем!». У нашего богатого папы всё было большим и красивым, и то, что делаю я ради неё, на этом фоне как-то меркло.

Я зашла в ванную, и, закрыв дверь, села на корточки и расплакалась. У меня эхом звучали в голове его слова: «Я могу дать ей всё! А что можешь ты? Ты слабая и нерешительная! Тоже мне бизнесвумен!». Я разревелась, обида пожирала меня изнутри. Очень обидно, когда воспитываешь ребёнка одна, делаешь всё ради него, и тут появляется человек, который за одну минуту становится для неё авторитетом и центром вселенной. Алмаз отбирал её у меня – не буквально, но морально, тем более, моя дочь внешне – его копия.

– Алтыша, открой дверь! Что ты там делаешь? – кричала Аделина. Она, наверное, подумала, что я решила вскрыть себе вены. Я открыла дверь, она, увидев меня заплаканную, крепко обняла. Мы с ней прожили 7 лет в этой квартире и практически стали как сёстры.


***


В Доме моды дела шли хорошо, но я мечтала о собственном бизнесе, чтобы доказать Алмазу, что я тоже чего-то стою. На этот счёт я посоветовалась с Аяной.

– Я мечтаю о собственном кафе, просто нужно придумать фишку, чтобы зацепить чем-то людей. Обрати внимание, у владельца Hollywood сначала вообще ничего не было, он с друзьями у кого-то холодильник одолжил, у кого-то столы и стулья, и придумал грамотный ход – повесить на стены фотографии голливудских звёзд. Или, например, «Конкорд» – фишка в том, что официантки ходят в форме стюардессы, или кафе «Бумер» – весь интерьер как в машине BMW, и кожаные сиденья вместо стульев. Просто нужно придумать что-то необычное. Например, можно что-то восточное сделать: тапчаны, и повесить прозрачный занавес, за которым девушка будет танцевать танец живота, и назвать «Восток» или что-нибудь типа этого. Как тебе это?

– То, о чём ты говоришь, уже есть в кафе «Волшебная лампа Алладина». Там как раз всё такое. Так что, ты не первая…

– Ну, ещё что-нибудь придумаем... Можно повесить на стены фото наших звёзд. Поставить жидкокристаллический экран и крутить по нему клипы. И кафе назвать Stars или KG Stars?


– Да нуу, народу потом набьется, чтобы звёзд в кафе ловить, да и потом, кого ты хочешь «крутить»? Вот это, да: «апан барбы, атан барбы, айтып койчу танцага..» или «Жалган-жалган, арман, такси-такси»?

– Нет, я имею в виду тех, кто добился высоких наград на международных конкурсах. Крутить их клипы, как-то договориться с ними о совместном сотрудничестве. И придумать красивый интерьер: всё в синих тонах, на стенах в рамочке повесить чёрно-белые фотографии, с потолка будут свисать красивые люстры, я как раз такие видела, на длинной цепочке висят звёзды. Стеклянные столики со вторым отделом, и по вечерам, например, можно погасить свет и поставить туда маленькие зажжённые свечки. И ещё, можно камушки раскидать, как в бутиках на стеклянных витринах лежат же, замечала? И плюс акция: собери 10 чеков и получи фирменный диск с автографом звезды или футболку. Прикольно же?

– Всё это конечно круто, но на это нужны огромные деньги.

– Я вот подумала, главное выбрать место. На Белинская/ Фрунзе есть кафе Gold, там владельцы три друга. Когда-то это была очень популярная кафешка, а сейчас она переживает не лучшие времена. Туда уже практически никто не заходит. Но она расположена в очень хорошем месте – недалеко от мэрии, МУКа и КНУ. В университетах богатых студентов, тусующихся каждые выходные – хоть отбавляй. В 10 минутах езды вверх по Фрунзе расположен Жогорку Кенеш, и недалеко Белый дом. Так что если её раскрутить, то народ туда повалит. Я хочу войти в долю, и стать у них четвёртым партнёром. Потом их кафе обновить и полностью переделать.

– Ну, прям они разбежались и взяли тебя в долю…

– Это в их же интересах, они же тоже будут зарабатывать с этого проекта. Я знаю, что у одного из хозяев Рашида Абдуллаева 50%, и у двоих по 25%. Я попрошу Рашида продать мне 20%.

– А деньги где возьмёшь?

– В банке кредит возьму через Нурбека. Ему как сотруднику дадут кредит на большую сумму.

– Ты сильно рискуешь…

– Я хочу доказать Алмазу, что чего-то стою…

– Ну, попробуй… А вдруг Рашид действительно не захочет с тобой сотрудничать и продавать часть кафе?

– В бизнесе не бывает «не захочет». Как говорил Алмаз, всё дело в цене.

– Ну не знаю, не нравится мне вся эта затея…


***


Я позвонила Рашиду Абдуллаеву и договорилась о встрече. Надела строгий серый костюм и поехала к нему. Позвонила Аяна, посоветовала быть осторожнее. Рашид оказался толстым, седым дядькой лет 55. Мы с ним поговорили, я коротко и ясно изложила цель встречи. Но все карты раскрывать не стала, чтобы он сам всё по моей задумке не переделал, а лишь сказала, что смогу вдохнуть новую жизнь в его заведение. Он назвал цену моего участия в его бизнесе (150 тысяч $). Я согласилась, потому, что знала, что у Нурбека такие деньги есть.

Я подписала документ, что в случае краха бизнес-проекта, вся моя недвижимость в Таласе (а это – дом, скот и земля) автоматически переходят Нурбеку. Фактически, я заложила всю свою жизнь, теперь всё было в руках Господа. Я очень боялась, и молила Аллаха, чтобы он помог мне, ведь теперь мне было что терять – у меня были мать и дочь. Но я чувствовала, что мне сейчас нужно отказаться от всего, чтобы в будущем получить вдвое больше…


Продолжение следует...

Автор: Айсалкын Авкали