13.04.2017
People / Интервью

Нурзат Токтосунова: «Мало сильных людей среди тех, кто вырос на готовом»

Ведущей Нурзат Токтосуновой доверяют не только телевизионные проекты, но и мероприятия межгосударственного уровня. Остроумная, ответственная Нурзат является одним из немногих профессионалов в своей сфере, в чем мы убедились после нашего вечера «Персона года-2014». Блестящий оратор на сцене, в обычной жизни она много времени посвящает своей Школе для ведущих, вместе со своими учениками устраивает благотворительные акции и субботники.


Материал из архива журнала "Бишкекчанка" (выпуск №42, 2015 г.)


В беседе с «Бишкекчанкой» Нурзат рассказала много интересного о себе и своей жизни. Мы разбили философствования известной дивы на цитаты, возможно и вас они наведут на определенные мысли о будущем.


О себе


Люблю одиночество. Люди привыкли жить в обществе, группами, но не надо бояться оставаться наедине с собой. Если боишься одиночества, значит, не слышишь себя. Возможно, я такая именно потому, что постоянно на виду у публики. Если бы мне не хватало внимания, хотела, чтобы меня слушали, смотрели и обсуждали, кто знает, может я бы тоже бегала за славой.


У меня низкая самооценка, и я постоянно работаю. Может быть, воспитание такое: родители меня никогда не хвалили. Даже теперь говорят: «Народ хвалит, значит, правильно делаешь». Раньше обижалась, а теперь понимаю, что так было лучше. Это означает, что твои достижения – это не предел.


Еще я страдаю от чрезмерной чувствительности. Замечаю все взгляды, а что еще хуже, быстро распознаю истинное значение сказанных слов. Поэтому жить становится еще сложнее. Остается улыбаться и не выдавать себя. Это не маска, это как панцирь у черепахи.


Из-за своей чувствительности раньше заболевала, когда разочаровывалась, огорчалась по пустякам. Не могу скрывать свои эмоции: не из тех, кто сдерживает себя на людях. Но я не хочу провести жизнь, оправдываясь или обвиняя кого-то. Не могу лежать в депрессии месяцами, смотрю мотивирующие фильмы, умею поднять себя на ноги.


Моей одной подруге может быть лет 75, а другой 45. Они не сплетничают, не обсуждают других. С ними интересно. Возможно, у меня мало подруг-сверстниц, потому что не умею разговаривать о ногтях и кремах, обсуждать одежду. Несмотря на то, что профессия обязывает. Я наряжаюсь только для сцены.


Люблю читать и путешествовать. Путешествия, особенно в другие страны, сильно меняют сознание человека. У нас ведь есть люди, которые всю жизнь остаются в пределах одного района. Когда я была маленькой, то думала, что на земле есть только Кыргызстан и Иссык-Куль.


Хочу – сплю до обеда, захочу – уеду в Арсланбоб на неделю. Всегда стремилась к такой свободной жизни. Все, оказывается, возможно, если избавиться от излишней стеснительности. Часто провожу тренинги для молодежи. И когда я спрашиваю: «Кто на что готов, чтобы добиться своей цели?» – отвечают, что готовы на все. А когда начинаю поднимать их по очереди и просить спеть, например, – отказываются, мол, никогда не пели. В наше время нужно быть смелее, стремиться вперед.



О работе


Два года, как ушла с телевидения. Была на то причина. Доказала другим и себе, что могу жить без эфира


Работала телеведущей в Турции. Даже не говоря о технических возможностях, там не ограничивают свободу фантазии и творчества.


Я ни разу не слышала критику по поводу своей работы. Но взгляд со стороны помогает расти. Нужно уметь себя оценивать: кем была, кем стала и кем должна быть.


Раньше хотела стать диктором, но уже поздно. Внешность и речь уже сформировались, как у ведущей развлекательной программы. Зритель не поверит моим новостям. Туда тоже идут, чтобы заслужить доверие публики.


На что я трачу заработанные деньги? Чем больше доходов, тем больше расходов. Есть дома, есть машина. Платье одно может иногда стоить долларов пятьсот. Иногда откладываю. Я не из тех, кто бесцельно тратит деньги. Даже устала от слишком предсказуемой жизни. Слишком адекватная, заранее знаю, куда пойду, чем буду заниматься. Мечтаю о неожиданном, чудесном.


У каждого человека есть накопленная энергия, которой хватает на определенный промежуток времени. И когда ты уже использовал ее, начинается внутренняя борьба. Чувствуешь необходимость движения вперед, хочется перестать топтаться на месте, крутиться как белка в колесе. У меня нет официального места работы, и все равно – ни одной свободной минуты, график расписан по часам. Теперь пришло время увеличить свой потенциал, получить новые навыки и знания. То, чему я обучалась 10 лет, уже устарело. Хочется новой духовной пищи.



О семье


Вот не поверите, но все в моей жизни меня устраивает. Бесконечно благодарна богу: есть отец, мать, даже 103-летняя бабушка. Одна большая счастливая семья.


Чем ты выше, тем проще ты должен быть. Будь ты даже мегазвездой, ты все та же для своих родных. Я самая младшая в семье. Все живут в деревне, только я сбежала в город.


Многим было трудно в советское время: нас восемь человек в семье и мы все донашивали одежду друг друга. Сейчас все хорошо обеспечены, мама с папой счастливы.


Стараюсь окружить маму заботой и любовью. Я так часто ее целую, что она начинает отмахиваться, но я же вижу, что ей нравится. Знаете, мы так поглощены личной жизнью, что забываем сказать слова благодарности. Элементарно, мы переписываемся с каким-нибудь мужчиной, но не хватает времени написать родным, не целуем руки родителям.


Мало целеустремленных, сильных людей среди тех, кто вырос на готовом. Я тоже отношусь к тем, которые работают на семью. Если даже у меня не будет ничего, хочу воспитать хорошего человека, читать ему книги, научить трудиться. Раньше я тоже думала, что должна построить дом своим детям, купить им машины. А сейчас говорю себе: «Извини, Нурзат, но ведь у тебя тоже ничего не было?» Разумеется, у всех свой выбор, свои желания. Трудности закалили меня в детстве, и я теперь их не боюсь.



О славе


Слава и внимание публики по-разному влияют на человека: когда все узнают, улыбаются и аплодируют при твоем появлении. Меня часто узнают на улице, получаю много писем. Мне становится неловко, когда слышу: «Оо, Нурзат Токтосунова!» Одеваюсь очень скромно, не ношу драгоценности: не из-за их отсутствия, а потому что не нравится.


Все в жизни преходящее, временное. Например, Таттыбубу Турсунбаева. Я ее мизинца не стою, а ведь уже нет ее, и не будет. Молодежь не то что не почитает, но даже не вспоминает ее. Начала задумываться над тем, чтобы через много лет помнили меня. Хочу развивать свою Школу для ведущих, заниматься благотворительностью, и чтобы после моей смерти молитву читали по мне. Остальное – не важные вещи.


Счастливый человек счастлив внутри, ему не нужно это афишировать. Я думаю, всегда нужно быть готовой к переменам, быть в таком душевном состоянии, когда в любой момент можешь уехать жить в горы и пасти овец.



О личном


Я очень рано вышла замуж. Как говорится, «все прыгали в воду, и я прыгнула». По молодости не смогла совместить карьеру и семейную жизнь. А вообще, можно было, конечно, если бы могла терпеть скандалы дома. Но все это – опыт, ошибки – это урок. Не жалею ни об одном прожитом дне. Надеюсь, что лучшие дни еще впереди. Бог даст, будет и ребенок, и муж. Теперь ищу человека, который будет понимать, что вечеринки – это всего лишь моя работа.


Я сейчас уже готова к отношениям. До этого я просто работала и сама себя останавливала: не смогла бы удержать кого-то. Мне нравятся только кыргызы. Даже мыслей нет о замужестве за человеком другой национальности. Это даже не обсуждается. Тех, кто писал письма в соцсетях, раньше воспринимала как роботов. Сейчас стала присматриваться, оценивать человеческие качества.


Все-таки нужна семья и дети. Работа никогда не закончится. Дети – это смысл жизни. Среди моих подруг есть те, кто посвятил всю жизнь карьере, кто выступал перед Брежневым и те, которых приглашал на танец Назарбаев. Вот они и прожужжали все уши, что танец с президентами гроша ломаного не стоит, нужно в первую очередь состояться как мать.


Любой вопрос я решаю логикой, анализирую и делаю выводы. Но это плохая привычка. Возможно, поэтому не умею находить общий язык с мужчинами. Если человек пишет имя с маленькой буквы и в одном смс-сообщении делает четырнадцать ошибок, то его для меня уже не существует. Я ценю интеллигентность и образованность. Мне нужен умный мужчина, с которым я смогу разговаривать на любые темы.


Не такие уж у меня высокие требования. Единственное, не могу общаться, если не нравится его запах. И хотелось бы, чтобы относились как к человеку, а не как к телеведущей. Уже знаю, что обычно нужно мужчинам (смеется).


Я слишком мягкая, не умею требовать. Не умею требовать цветы, если даже сильно хочется. Я получила букет только, когда сказала об этом вслух. Значит, надо говорить, требовать. Только недавно осознала свою красоту. Возможно, дело в этом (смеется).


Никогда не сообщаю свой адрес. Есть хорошая поговорка «Алжаң кызга жалжаң күйөө» («Вертлявой девице – ветреный жених»). Поэтому общаюсь только с серьезными мужчинами.


Я могла бы запросто быть второй женой у какого-нибудь толстосума недалекого ума. Он мне построил бы особняк, купил бы BMW X6. Но я же хочу ходить пешком и делать добрые дела! Если бы стремилась к легкой жизни, то и жила бы очень легко.


Я все рассказала о своей личной жизни, уже нечего скрывать. В Кыргызстане даже невозможно что-то скрыть. Какая есть, такая есть, открытая. Я не загадочная.



О будущем


Я бы всю жизнь обучала детей. В мечтах у меня есть дом, где я воспитываю беспризорников всех возрастов. Если мы воспитаем этих детей патриотами страны – это будет нашей победой. Мы бы сажали деревья, поливали, ухаживали, чтобы они росли вместе с детьми. Чтобы они возвращались потом и поливали их. В нашем большом саду у каждого ребенка будет свое дерево.


Если буду жива, здорова, то смогу найти средства для этого дела. Четыре-пять лет назад у меня ничего не было, например. На хорошие дела Бог даст. Если даже не увидишь его протянутых рук, это придет другими путями.


Многое меня сейчас беспокоит. Больно видеть молодежь, которая наплевательски относится к родной стране. Двадцать лет практически «уличной» свободы опустошили наши души. Женщины не могут усидеть дома, уже не читают сказок детям. И есть ли у нас право называть новое поколение «манкуртами»? Ненавижу, когда винят других. Надо начинать с себя.


Читайте также:


Бакыт Байсариев: "Я мечтал стать водителем троллейбуса"


Тыттыбюбю Турсунбаева. И уплыла луна как лебедь


Марина Ким: "Дарен – мое безусловное чудо"

Фотографии: Рашида Хасанова